ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Из воспоминаний об о.Василии Серебрянникове

 

За несколько месяцев до кончины батюшки среди его духовных чад и всех так или иначе знавших его молнией пронеслась удручающая весть: “Батюшка слёг”. Это означало, что теперь он уже целыми днями совсем не вставал с постели. Но во время звонков по телефону в трубке по-прежнему звучало спокойное: “Слушаю”, с его характерной интонацией. Однако неумолимый недуг делал свое разрушительное дело: постепенно слабел и голос. Удивляла, впрочем, не только и не столько эта странная болезнь, сопутствовавшая батюшке на протяжении почти всей его долгой жизни. Поражало отношение батюшки к этому, по-видимому, изначально неожиданному для него и, конечно, тяжкому кресту, который он нес всю жизнь по-христиански безропотно, с подлинным христианским терпением и мужеством. И — с улыбкой. Этой улыбкой он словно говорил: “Все в руках Божиих. А без Креста не бывает Воскресения...”.

Да простит нас читатель: позволим себе некую игру слов. По-видимому, вряд ли кто думал о том, что фамилия батюшки — Серебренников никак не соответствовала его жизненным принципам, его нравственным и духовным убеждениям: батюшка был истинным бессребренником. Помимо не поддающейся учету духовной помощи людям, он оказывал многим поддержку материальную, так же как непрерывными были его бескорыстные медицинские советы и врачебные консультации, каковые он давал ежедневно и по многу раз на день. (Теперь об этом можно сказать вслух, не опасаясь того, что налоговый инспектор пришлет батюшке декларацию о “доходах”, которых не было...).

Весьма широк был круг тех, кто подпадал под понятие “пасомых” батюшки, его “духовных чад” и просто близких или дальних знакомых: иерархи, священники, монахи, миряне разных достоинств и положений. Во всяком случае, целыми днями — и в будни, и в праздники — в его доме бывали посетители, постоянно звонил телефон. Каждый час — с утра и до вечера (примерно до семи-восьми часов пополудни) был заполнен беседами с людьми, искавшими ответов на все непростые вопросы, которые каждому из нас ежедневно ставит жизнь. Нагрузка казалась непомерной даже для здорового человека...

Последние полтора-два года батюшка не служил в храме: он физически не мог выдерживать и одночасового стояния за богослужением, не говоря уже о двух- или трехчасовой службе. Было найдено прекрасное решение: совершать в храме только исповедь прихожан. А исповедь старцу, физически немощному, можно проводить и сидя. Сам батюшка с живостью и глубоким удовлетворением говорил о том, что это решение — правильное, и оно оказалось весьма плодотворным. Люди в храме очень скоро привыкли к батюшке как к “сидящему духовнику” и при его появлении тотчас спешили в тот придел, где он должен был проводить исповедь. Исповедников были десятки. Каждому уделялось в среднем пять-шесть минут (кому-то больше, кому-то меньше). Вот и прикиньте — сколько времени уходило на исповедь, которую совершал немощный старец...

Батюшка прекрасно знал церковную жизнь, его оценки событий и характеристики отдельных лиц были поразительно точными, удивляли и глубиной анализа, и широтой понимания ситуаций. Интересовался он всем и был на редкость прекрасно информирован обо всем — не только о делах церковных, но и о гражданских. Это могло показаться неожиданным — в его доме не было ни телевизора, ни радио, кажется, не было и газет...”

В.Овсянников

24 марта 1997 г.


 
Tags: о.Василий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments