ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Немного личных воспоминаний


Просматриваю дневники о.Василия Серебрянникова, и живо предстали в памяти моменты личного общения с батюшкой. Увы, тогда не могла оценить этого вполне, воспринимала как должное, обыденное. А теперь ясно, что многое было на грани чудесного. Ну хотя бы душевное благородство, которое ныне столь редко, что воспринимается как явление ангела (это не мое сравнение, а одного моего давнего знакомого). Да и то, что в общении ищут не своей выгоды, а твоей пользы (в данном случае чаще всего духовной). О.Василий был, конечно, представителем старой, уже практически ушедшей в небытие, культуры...


Поводом для знакомства была задерживаемая батюшкой рукопись, которую меня просила взять у него м.Екатерина. Рукопись так и не нашлась, но знакомство произошло.
Я поделилась с о.Василием своими обстоятельствами, и он, спустя некоторое время (это его обычай - он никогда не отвечал тотчас, а после размышления и молитвы) советовал мне ехать в Питер и
обратиться к митрополиту Иоанну (дело происходило в начале 1990-х гг.). Но я не послушалась - потому что,  во-первых, не представляла, как можно так легко обратиться к митрополиту (не могла оценить вполне простоту и доступность Вл.Иоанна, как и то, что он, как и о.Василий, был прежде всего добрым пастырем, заботящимся о душах человеческих - впоследствии мне это довелось как-то невнятно почувствовать).  Думаю, о.Василий не был лично знаком с Вл. Иоанном, но их связывало духовное родство. Кроме того, у меня уже как-то складывалась жизнь в Москве, жаль было что-то и кого-то бросать и ехать опять в неизвестность. Но кто знает - как сложилась бы жизнь, если бы я послушалась батюшку. Однако Господь милостив и, хочется надеяться, у Него на нашу неразумную самостоятельность есть запасные спасительные варианты.
Затем я приходила к нему домой (по Филевской линии), когда он уже практически не выезжал в храм, по поводу его дневников и воспоминаний. Батюшка смертельно болел и, как врач, понимал это. Он хотел, чтобы дневники были опубликованы, и они в конце концов были опубликованы в книге, изданной усилиями его духовных чад вскоре после его смерти. Это при том, что всю жизнь он не хотел, или по крайней мере не высказывал желания как-то обнародовать свои записки. Мне они достались как в машинописном варианте, так и рукописные подлинники, я пользовалась и тем, и другим. Кроме того, какие-то моменты выясняла у него лично. Почерк у Батюшки был довольно неразборчивый.
Однажды мы договорились с ним о встрече с одной моей знакомой. Знакомая задерживалась, я приехала заранее. Батюшка готовился к встрече с нами, встал с постели (что представляло для него определенную трудность), оделся в подрясник, вышел в гостиную комнату, где было приготовлено угощение к чаю. При батюшке по очереди дежурили женщины - его духовные чада. И вот вторем мы ждали довольно долго, батюшка наконец изнемог и лег в постель. Я очень огорчалась из-за задержки моей знакомой. Наконец, она пришла. Как только мы вошли в комнату, поприветствовав нас, после небольшой паузы, батюшка произнес: "А вот она умрет благочестивой мирянкой", - и непонятно было, о ком речь, то ли о моей знакомой, то ли обо мне. О.Василий больше не вышел в гостиную, беседовали мы вокруг его кровати - нас интересовали его воспоминания...
Прошло несколько лет, у моей знакомой, с которой тогда мы были у о.Василия, обнаружили онкологическое заболевание, сделали операцию - как будто бы с благоприятным прогнозом. Спустя год внезапно оказалось, что состояние ее безнадежно. Она не думала о смерти, а до последнего была в работе, в планах. В последние месяцы Господь послал ей духовное испытание, которое она тяжело переживала, - видимо, так очищая и усовершенствуя ее душу в смирении.  А может быть, это испытание и было причиной скоропостижной болезни и смерти... Она умирала в больнице. Поскольну она стремилась к монашеству, было поспешно все приготовлено к постригу, назначен день. Отцы приехали в больницу - но оказалось, что она уже умерла,  не дождавшись лишь несколько часов... Отслужили прямо там, в больнице, первую панихиду.
Со временем мне вспомнился этот эпизод у о.Василия и его странные слова, сказанные как будно без повода. Моя знакомая действительно умерла благочестивой мирянкой. Я же еще жива...
Tags: о.Василий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments