ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Categories:

Четки

преподоноисп. Георгия Даниловского (Лаврова,+1932) - нашлись.

Четки о. Георгия

История четок преподобноисповедика Георгия (Лаврова)
Четки, принадлежавшие преподобноисповеднику Георгию, передал в Данилов монастырь протоиерей Василий Кострюков – настоятель Казанской церкви в селе Заречье Киржачского р-на Владимирской области. По ним молилась прихожанка храма Лидия Павловна Шамина (в девичестве Никанорова). После ее смерти четки остались у ее дочери Веры Дмитриевны Фоминой, которая и отдала их отцу Василию как святыню. А еще ранее эти четки принадлежали монахине Михаиле (Марии Кузьминичне Шитовой), которая в 1920-е – начале 30-х гг. была духовной дочерью отца Георгия. Ее воспоминания «Сила старческого благословения из-за гроба…» опубликованы в книге «У Бога все живы». М.: Даниловский благовестник 1990-е гг.).
Монахиня Михаила родилась в 1893 г. Окончила 4 курса 2-го МГУ, училась на заочных медицинских курсах при 2-м МГУ. 9 декабря 1929 г. приняла постриг с именем в честь архангела Михаила в г. Серпухове; постригал ее митрополит Мануил (Лемешевский), которому отец Георгий, отправленный в ссылку, «передал» на время своих духовных детей. 25 января 1933 года м. Михаила была в Москве на именинах Татьяны Борисовны Мельниковой (другой духовной дочери Георгия), где и была арестована вместе с именинницей и всеми гостями и осуждена на три года ИТЛ как «член контрреволюционной организации христианской молодежи». Отбывала срок в Сиблаге на Алтае, где работала врачом. В 1935 г., по окончании срока, приехала в г. Александров (тогда Ивановской обл.). В Киржачском райздравотделе ей предложили заведовать Зареченским врачебным пунктом. Так она оказалась в с. Заречье (Владимирская область). Около 1952 г. переехала в Сергиев Посад, жила в доме отца Георгия на ул. Полевой, д. 12, вместе с Татьяной Михайловной Шураковой (монахиней Магдалиной, + 1980), с которой познакомилась в лагере. Умерла 17 августа 1985 г. Отпевали ее монашеским чином в Ильинском храме. Погребена на Старом кладбище в одной оградке с Татьяной Михайловной, за оврагом, у самого поля, близко от места погребения архимандрита Иоанна (Маслова) — вероятнее всего, в ближней окрестности левого дальнего угла его ограды. На могилках у них было (?) два больших креста.
Живя в Заречье, Мария Кузьминична дружила с большой православной семьей Никаноровых, особенно с Валентиной Алексеевной Никаноровой. В 1950-х годах эта семья перебралась в Ногинск, а две дочери Валентины Алексеевны: Лидия Павловна Шамина и Татьяна Павловна Фадеева, после своего замужества жили в Заречье.
Мать Михаила была крестной Лидии Павловны, наставляла и укрепляла ее в вере, загодя прислала ей приглашение на свое погребение в Загорск. «Сколько горя перенесла я в первые годы замужества, – вспоминала Лидия Павловна, – сколько плакала, а Мария Кузминична – она звала меня просто "Лидочка" – всегда учила меня молиться и не падать духом, сама принимала у меня первые роды (в 1948 г.), когда уезжала в отпуск, присылала письма, фотографии, обязательно вкладывала еще православную открытку (тогда они были большой редкостью) или фотографию иконы – часто неожиданную, – как бы предлагая подумать. Когда я потом ездила к ней в Загорск (а я много к ней ездила), она дала мне свои воспоминания "Сила старческого благословения из-за гроба" с дарственной надписью, в другой раз "Акафист преподобному Серафиму Саровскому" и "Беседу преподобного Серафима Саровского с Мотовиловым", листы были старые».
Настоятель Казанской церкви в с. Заречье протоиерей Василий Кострюков рассказывал, что Лидия Павловна принадлежала «старой гвардии» прихожан, возрождавших храм с начала 1990-х годов, которые неизменно приходили на каждую службу и благоговейно молились – непременно стоя, хотя многие были уже в преклонных летах. Муж у Лидии Павловны сильно пил, и она говорила: «Я плакала, плакала, и все слезы выплакала...» Лидия Павловна имела дар кротости и смирения. Она была казначеем восстанавливающегося храма, и только она одна могла ладить со старостой (р.Б. Александра Серафимовна, в монашестве Александра), у которой был неуравновешенный характер.
Историю четок, принадлежавших преподобному Георгию (Лаврову) рассказала Вера Дмитриевна Фомина, дочь Лидии Павловны. Она была тогда еще маленькая, но хорошо помнит, как они ездили в Загорск к Марье Кузьминичне и «тете Тане» (так они называли м. Михаилу и м. Магдалину – в те времена мало кто знал, что они монахини – Лидия Павловна только на похоронах м. Михаилы узнала о ее монашестве). Вера видела, что мама молится по четкам, и когда она спросила о них, Лидия Павловна рассказала, что ей их подарила Марья Кузьминична, а той в свою очередь они достались от ее духовного отца архимандрита Георгия (Лаврова).
Лидия Павловна умерла 15 июня 2005 года, похоронена на кладбище в Заречье, близ храма. Вера Дмитриевна хранила эти четки, о преп. Георгии узнала из книги, и решила отдать их отцу Василию как святыню (говорит: «я и молиться-то по ним не умею, пусть лучше они будут у Батюшки…»). А отец Василий рассудил, что лучше им пребывать в обители, где отец Георгий подвизался, где прославился как старец и где пребывают его св. мощи.
Tags: подвижники наших дней, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments