June 21st, 2009

Крохи

Неделя Всех русских святых

Проповедь на ранней литургии в Троице-Сергиевой Лавре: смысл жизни человека после Пятидесятницы - стяжание благодати. Святые - это свидетели благодати, люди, приобщившиеся благодати еще  здесь, на земле. Мы все к этому призваны... На этой службе в храме в основном паломники, проведшие ночь в гостиницах или прямо в храме, который оставляют открытым. Храм достаточно заполнен, что необычно для ранней литургии. Молодой иеромонах говорил хорошо, но очень тихо... 
Вспоминается мое знакомство с келейницей Вл.Афанасия, составителя службы Всем русским святым и великого их почитателя - Ниной Сергееевной Фиолетовой, ныне уже несколько лет как почившей. Я отправилась к ней в деревню Леоново, недалаеко от Петушков, где она жила при полуразрушенном храме и помогала настоятелю восстанавливать его. Это было году в 95-м. Все воспринималось как в сказке. Я готовила материал для брошюры о Владимирском монастыре, который она помнила с детства, а отец ее был почетным прихожаниним. Я предполагала, что она помнила кого-то из старых монахинь, знала об их участи... Мне хотелось расспросить ее об этом.  Вот иду от электрички по живописной лесной тропинке, наконец, впереди храм, стучусь в домик при храме, открывает мне Нина Сергеевна - маленькая старушечка, очень приветливая. Несомненно, что она моему появлению искренне рада (хотя по логике вещей это совсем не очевидно). Я усатвшая и голодная, как обычно ):.  Нина Сергеевна проводит меня во "внутренние палаты". Собственно, это одна довольно большая комната. "Владыка говорил: соловья баснями не кормят. Он всех приходивших к нему велел сперва кормить, потом дать отдохнуть, а потом уже дела..." Поедаю большую тарелку вкуснейших щей... Потом уже - за дело. Уезжаю совершенно утешенная по всем статьям, как будто из родного дома. Тогда это казалось само собой разумеющимся, а теперь понимаю, что гостеприимство - это "подвиг"...
После этого виделась еще с Н.С. во Владимире несколько лет спустя. У меня была проблема духовного плана, и она рекомендовала обратиться к Вл.Афанасию, который говорил, что "Бог не есть Бог мертвых, но живых". Т.е.  и к самому Владыке можно обращаться как к живому... Что я и сделала, отправившись на его могилку.
Помнится, что современная церковная, приходская жизнь ее сильно огорчала, но она все равно деятельно в ней участвовала до последних своих дней, неся на себе непомерные заботы и труды. 
С ней была хорошо знакома м.Екатерина (церковный круг был в те времена вообще весьма тесен), которая бывала у Вл.Афанасия, обращалась к нему в письмах. Кажется, через нее я и познакомилась с Н.С.
Вл.Афанасий, как известный исповедник и единомышленник многих погибших в репрессиях архиереев и священнослужителей, после войны был большим авторитетом для "поминающих". "Непоминающие" же считали его "сломившимся" в лагерях. В частности, его позиция в отношении поминовения новоизбранного Патриарха Алексия стала решающей для многих "непоминающих" 1930-х гг., в частности "даниловцев", которые в храмы не ходили, а молились по квартирам. Я лично думаю, что позиция Вл.Афанасия была по тем временам наиболее трезвенной и взвешенной. Ему как никому другому ситуация была ясна, он не имел тех иллюзий, которые ему иногда приписывают, человек он был бескомпримиссный в вере, ревнитель церковного устава, делатель, молитвенник, пастырь. 

Хлеб

Пеку хлеб на закваске. Занятие увлекательнейшее, не ожидала. Закваску сами приготовили по греч.обычаю (многие греки на такой закваске пекут хлеб). Стимул состоит в том, чтобы ее освоить, т.е. наладить процесс. После такого хлеба дрождевого не хочется, какой-то он не живой.
Вообще выпечка хлеба - это, по сути, определенное священнодействие и тайнодействие, не зря так к нему относятся в монастырях (где сами пекут хлеб). В этом есть определенная мистика.Соучастие в процессе творения - Господь вырастил пшеницу, а человек довершает дело, производя муку и выпекая хлеб. Если печется хлеб - значит здесь теплится жизнь.







Опять же - вспоминается... Долгое время, приезжая в Лавру, я останавливалась у одной р.Б., ныне уже тоже почившей. На праздник преп. Сергия (да и по другим случаям) у нее пеклись пироги - разноообразные, для даров, а также и "для нас"(т.е. для домашних и тех, кто приехал на праздник )- это те, которые не вполне получились. И самый главный пирог - "архиерейский" (изначально - "купеческий") - для митрополита Владимира, которого в этом доме знали еще со времен его ректорства в Академии и очень любили. Митрополит всегда с радостью принимал "хлебное приношение" и как-то сказал, что ел его чуть ли не две недели, и еще осталось (наверное, и поделился при этом).  
Это была еще "старая",т.е нормальная человеческая жизнь. Теперь это особо ценишь, потому что в реальной жизни (по кр.мере моей) этого больше нет. Поэтому бывает утешительно в очередной раз с вечера замешивать опару, греть ее, ожидая пока она вскиснет, утром замешивать хлеб, опять ждать пока он подымется, затем, наконец - в духовку... А через час - душистый аромат по всему дому. А наутро можно пробовать (можно и раньше, но хлебу надо "устояться"). Как будто так "держишь жизнь" (слова одного блаженного).
Относ.пирогов вспоминается еще одна добрая история, связанная с м.Екатериной. В ее странническом быту никогда ничего не пеклось. И вот однажды один из близких ей людей в шутку сказал (а дело было Вел. Постом), что с удовольствием бы сЪел кусок пирога. На Благовещение решили эту радость устроить. Достали эл. духовку, замешали тесто и соорудили неуклюжие пироги.  Отобрали лучшие (т.е. те, что более-менее похожи на пироги) и понесли. Сколько же было радостного удивления! Пироги от м.Екатерины! Невиданное дело!..