January 20th, 2011

воробей

Крещение Господне

На Крещение была на ночной службе в Трапезном храме (Лавры) - она более камерная по сравнению с главной, архиерейской, совершаемой в Успенском, - что мне по душе. Служил архим. Макарий с младшей братией - известный богослов и подвижник. В конце он сказал, естественно, об агиасме, предупредив прихожан относиться с благоговением, и призвав, между прочим, почаще прибегать к ней, всегда иметь в домах достаточное количество. Это мнение совершенно противоположно другому, известному мне, происходящему от греческой традиции, когда из того же благоговения к святыне ее вообще практически не употребляют, берут и хранят в очень небольшом количестве, пьют глоток, как правило, лишь тотчас после освящения. Какой из обычаев более правильный? Имхо, имеет место быть и тот, и другой, лишь бы все делалось во славу Божию. Мне лично ближе, конечно, наша родной русский обычай, предпочитающий снисхождение и милость строгости - конечно, без крайностей...

PS: На помянутой в пред. посте коробке конфет такая надпись рукой о.Кирилла, под его известной фотографией в клобуке и мантии: "С пожеланием пребывать в любви к Слову Божию. От недост.архим. Кирилла".
воробей

Лествица святителя Игнатия

Посмотрела рукопись Лествицы в переводе архимандрита Игнатия, настоятеля Троице-Сергиевой пустыни. На титуле: "Книга святаго Иоанна Лествичника. Переведена Троице-Сергиевой пустыни Архимандритом Игнатием 1845 года". Текст Лествицы не разделен на стихи, а Слово к пастырю разделено на главы.В рукописи правка до примерно середины 4-го слова другой рукой (не переписчика) и той же рукой заполнены лакуны (видимо не разобранный переписчиком текст). Далее правки нет. На корешке помечено: Скитская библиотека.Оптинцы, очевидно, рассмотрев, решили не принимать этот перевод во внимание при издании своей Лествицы... Однако активно пользовались современным русским рукописным переводом архимандрита Макария (Глухарева), который был для них, наряду с переводом преп.Паисия, весьма авторитетным.