April 28th, 2017

о.Гавриил

О старцах и о молитве

Как-то я спросил Батюшку [отца Серафима (Мирчука)]: «Почему Вы так мало говорите о молитве?» – Он ответил: «А зачем о ней говорить? Ею заниматься надо». Говорит однажды: «Не знаю, что с вами делать: если не дать вам молитву, вы погибнете, а дать вам молитву – с ума сойдете (то есть в прелесть попадете)»… «Все, – говорит как бы в шутку, – больные на голову, если каждому дать и сто голов, и те были бы больные». Само выражение-то каково: «больные на голову»… «Я только и шумлю, что у меня склероз, что я больной на голову, а вы все почему-то молчите»… Сейчас только воспоминания остались... Когда я к Батюшке пришел в 1986 году, в нем чувствовалось старчество. И такие духовные были матушки. Схиигумения Серафима – сестра иеросхимонаха Тихона. Тайная схиигумения – в те времена нельзя было это открывать. Духовная была, знала святых отцов. Бывало, сидят с Батюшкой, беседуют – так заслушаешься. Она где-то могла ему возразить: «Батюшка, как же, у Иоанна Златоуста вот так написано». Батюшка и смирится. Человек же всего не может знать, где-то Батюшка мог и ошибиться. Если ему подсказывали, он соглашался: так – значит так, никогда не было, чтобы замечание его задело. Я диаконом был. Служим с Батюшкой Литургию, я заметил, что он ошибся в чем-то, но не хватило смелости подсказать ему. Потом только сказал: «Батюшка, простите, вот так и так». А он: «Что же ты мне не подсказал во время Литургии, разве можно такие ошибки делать». У отца Кирилла такое же было смирение. Скажут ему: «Батюшка, вот такой-то говорит так». – «А, так, ну хорошо», – сразу смиряется, не стоит на своем слове, не защищает свое мнение...