ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Category:

Поездка в Глинскую пустынь

 Из воспоминаний В.С. Заломовой (м. Ермогены), 1950-е годы

 О любви Божией знаем не только из Слова Божия; повседневная жизнь дает познавать ее чрез лю-бовь пастырскую, возводящую на гору блаженства и окрыляющая на всяком месте жизни нашей...
Святое путешествие — иначе не могу назвать, — так как в продолжении его Господь даровал мне встречи с особыми лицами, оставивших глубокий отпечаток в душе.
Провожал меня мальчик, которого давно хотела видеть, слыша рассказы о нем. Господь привел. Милое, одухотворенное лицо, смиренный поклон, во всем облике светится христианская любовь. Ехали втроем. В вагоне оказалось тесно, душно, в купе неприветливо, потянуло в соседнее купе, где и располо-жилась. Увлеченные разговором получили замечание, что стеснили сидящего в углу смиренного пасса-жира. Обратили внимание, кто же там: то ли мальчик, то ли девочка; лицо необычное, длинные волосы под круглый гребешочек — а костюм мальчишеский. Внешняя особенность его была выражением внут-ренней мудрости — не мира сего, но мудрости духа. Этот шестнадцатилетний юноша преподал нам урок жизни. Он был живым исповедником славы Божией. Юноша этот сказал, отвечая на заданный вопрос, что познал Бога в десятилетнем возрасте в тишине под сводами храма Божьего, забираясь туда с вечера к утренней службе. В пении церковном восходил на высоту блаженства и ликования души. Внутреннее мое состояние заметил священник, устроил в Москву на подготовительные курсы Духовной семинарии... На полпути этого пассажира сменил другой, молодой человек лет двадцати пяти; одной кисти руки совсем нет, а на другой только два пальца — инвалид Великой Отечественной войны. Кроме того, у него пере-биты ноги, разбит череп и в легких сидит осколок. Я смотрела на него с величайшей скорбью, видя перед собой несчастного калеку, но Господь открыл в нем свет и красоту облагодатствованной Богом души. Смотрела на его милое, радостное лицо, и было стыдно за свое невежество и неблагодарность Богу. Внутренно слышала слова: “Где ты, Адаме?” Этот молодой человек помог нам снять груз, несмотря на свою инвалидность, ловко перенес наши тяжелые вещи, всех обнял, расцеловал с любовью искренней, христианской. Я почувствовала великую радость и любовь Божию, почивающую на христианах, радость пасхальную. Вспомнились слова: Вселюся в них и похожду (2 Кор. 6, 16).
Третья смена спутников: группа женщин с простыми, беззаботными, веселыми нравами — ничего не смогла почерпнуть для себя полезного от общения с ними; их [душевное] состояние для меня осталось тайной.
Конечная станция оставила мрачное впечатление: мрак, дым, копоть, страшная теснота и брань на устах. Переночевали в одной благочестивой семье; наутро вдвоем с подругой отправились в пустынь попросить лошадку для груза и для нашей старой спутницы. Шли пешком, немного подвезла нас маши-на; холод, ветер пронизывающий...
Радушный прием настоятеля; направил в гостиницу. Милая хозяйка гостиницы Ульяша приветливо встретила, накормила обедом, согрела на печке и отправила в храм. В гостинице встретила женщину, которая на всем продолжении пути следовала за нами и, казалось, наблюдала. В дороге видеть и чувство-вать ее присутствие было тяжело — точно приставленник какой. Оказалось, милейший человек Н.Н., врач-хирург. Вера и благочестие, и ревность о добре у нее были особенные, редкие, но искаженные. Можно сравнить ее с ревнителем закона, апостолом Павлом до своего обращения.
Первое впечатление от монастырского храма — убогость по сравнению с московскими церквами, блестящими своей внешней красотой. Вечерняя служба после дороги оказалась непосильным подвигом, все соизмеряла с ней свое молитвенное настроение и все понуждала себя: молись, молись, голубушка, насыщайся. Немощь одолела, не достояла до конца, убежала, чего никогда прежде не бывало со мной, — все это уроки вразумляющие. Последующие службы не были такими утомительными, несмотря на их продолжительность; получала сладость особенную, соединяясь духом с великими подвижниками молит-вы и веры. Внешняя бедность храма покрывается особенным непередаваемым величием. Несколько теп-лящихся лампад создают полумрак, монашествующие в своем полном одеянии спокойно, медленно вхо-дят и становятся каждый на своем месте с наклоненными головами. Так стоят на молитве по нескольку часов, неподвижно, что служило примером, как надо стоять на молитве. Бедность и убожество явились красней царской палаты.
Отдельные типы этого рассадника благочестия считаю долгом описать.
Игумен [схиархимандрит Серафим (Амелин)] — внешне красивая личность, ангелоподобной тишины и покоя. Несмотря на колоссаль-ные обязанности, лежащие на нем, — ни капли возмущения, ни раздражения; все в Боге и Бог во всем. Не имеет даже отдельной келии, помещается в проходной, и двери к нему всем открыты — от врача до бед-ного крестьянина-богомольца в лаптях, пришедшего на праздник; со всеми разговаривает и всем отдает долг любви и внимания. Как заботливый отец, интересуется, сыты ли, не нужно ли денег на дорогу, всем сам служит.
На этом камне веры и духа стоит обитель. Говорит смиренно, отвечая на мой вопрос: “Духовник решает все”. В этом не только усматриваю смирение старца, но и понимаю значение духовника в жизни человека.
Духовник, схиархимандрит Серафим [Романцов], — среднего роста, с проседью, темные глаза, наполненные необыкновенным светом, подвижной. Никакой тени печали, на лице одна радость — а ведь на нем уст-роение всей внутренней жизни монастыря, к нему обращаются все богомольцы, и, кроме того, каждо-дневно он отвечает собственноручно на письма лиц, живущих в разных уголках земли русской, поль-зующихся его советом и руководством. Пред величием Духа Божия, почивающего на нем и силой любви невольно открывается душа; в нем прежде всего видишь пастыря, способного на своих плечах понести немощи наши. Старец склоняется перед исповедующимися в положение поясного поклона, и остается в таком положении по нескольку часов.
Не могу не вспомнить иеросхимонаха Гавриила [Тюшина, эконома обители]. Это невозмутимый молчальник. Господь удостоил быть свидетельницей его нечеловеческого смирения и любви. Была с ним вместе в полуподвальной ке-лии больного парализованного о. Нектария, безмолвного страдальца, переходящего, несомненно, в оби-тели Отца Небесного. Невольно задумываешься о себе... О. Гавриил — неутомимый труженик, пример любви, смирения и милосердия — не только пред тяжело больным, за которым он ухаживал; в келию больного вошел величественного роста иеромонах, обитатель соседней келии. Мы, видимо, мешали ему пройти в келию, и он стал кричать с гневом и раздражением: “Не мешайте, всех сейчас потопчу”. У меня сердце загорелось негодованием против вошедшего, даже гневом, а о. Гавриил стал утешать его с не-обыкновенной любовью и лаской, считая себя виноватым. Подумала, как я далека от любви Божией, как могу вместить Христа, когда сердце наполнено пороками и страстями. Но ведь я тоже хочу к Богу... На другой день увидела идущего иеросхимонаха Гавриила и бегом побежала к нему, чтобы исповедать свою вчерашнюю немощь, попросить помолиться и похвалить его поступок. Он улыбнулся и сказал: “Как весело на душе, когда хвалят, хотя бы так же веселиться, когда ругают”. Таково его смирение, ведь я сама была свидетельницей его оскорбления в келии больного.
Каким словом отражу образ о. Андроника [Лукаша]. Неутомимый труженик и терпеливец, несмотря на свои физические болезни — быстрый, веселый, великий молитвенник и постник; внешнее смирение явно показывает внутреннее богатство его. Один только раз имела я счастье видеть старца. Он пригласил нас в келию; необыкновенный свет радости повеял на мою душу, объятую любовью старца; долго молился Царице Небесной, вручая нас Ее всесильному покрову; благословил на предстоящий путь назад, в Моск-ву; записал имена себе в синодик; провожал нас низкими поклонами.
Слепой иеросхимонах Никодим, с необыкновенной любовью воздающий благодарность Богу за свою слепоту: Господь закрыл очи внешние, открыл внутренний свет богопознания, великой милости и любви Бога к грешному человеку. 
Tags: м.Ермогена
Subscribe

  • О поиске внешних путей

    ...можно сказать следующее: Господь спасает нас Своей милостью, но не без нашего участия. В этом-то и проявляется синергия Божественной воли и воли…

  • Погоня за розовыми облаками

    ...Пока откровением помыслов не начнет очищаться душа, сердце и ум, никакой молитвы не будет. Будет одна иллюзия и погоня за розовыми облаками.…

  • DOES ORTHODOXY NEED MONASTIC ORDERS?

    Schema-Archimandrite Gabriel (Bunge) speaks about Catholic reforms, Orthodox tradition and the most important objective of monasticism…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments