ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Category:

Душа в горах. Ч. 4

Продолжение. Начало здесь.
Истории из жизни села
Воспоминания Василия Ананьевича Шишина [1]

В.А. Шишин – один из старейших и уважаемых жителей села Псху. Он был председателем общины, строившей первый храм на Псху в 1990-е годы [2].
Василий Ананьевич поведал, что раньше он работал в аэропорту, а также в геологической экспедиции и даже был секретарем комсомольской организации. Этот последний пост довел его до тяжелой депрессии, и он собирался даже наложить на себя руки. Но Господь уберег его от самоубийства и привел к православной вере.


Монахи с Новоафонского монастыря пришли на Псху после закрытия Советской властью их обители. Жители села были о них очень хорошего мнения.
Мы жили тогда на хуторе Санчар. Семья была большая, одних детей душ десять.

5 село 1   5 село 2 конец зимы

Село Псху, конец зимы

Бабушка рассказывала, что в местечке Кириллова Полянка на Санчаре была церквушка, построенная монахами. В один из больших церковных праздников мужики вернулись из храма, и, как водится, хорошо выпили. Возвращаясь после службы, один монах зашел к моему деду и говорит: «Погода портится, нужно сено убрать. Сено – это как покойник, хоронить и убирать надо». Дедушка мой, ссылаясь на праздник, отказался идти в поле. «Давай нам вилы и грабли, мы с братией сами уберем его», – сказал монах. До вечера сено было убрано, а ночью пошел дождь. Бабушка моя часто вспоминала этот случай.
Старый дом, где жили наши родственники, в связи с усадкой грунта почти ушел в землю. Родственники сильно беспокоились, как они переживут будущую зиму. Пришли монахи и говорят: «Ты приготовь четыре дубовых молодых ствола, навози камней, а мы дом и поднимем». Жители села не могли поверить в то, что тяжелый оштукатуренный дом можно поднять на новый фундамент. В назначенный день все жители села собрались у этого дома. Монахи подвели стволы под углы дома, оперев их на толстые короткие бревна. Концы этих консолей они равномерно пригрузили камнями, выверив массу до грамма, чтобы не было перекоса. Под нависающим домом монахи выложили фундамент из больших камней и опустили дом на дубовую раму из балок. Жители села, зайдя в дом, были потрясены тем, что в результате такой операции штукатурка на стенах дома даже не потрескалась.
В те времена в селе был деревянный храм, рядом стояла кузница. Когда пришла новая власть, комиссары вынесли из храма все иконы и книги и сожгли их. Моя бабушка тайно ночью собрала тогда золу и отнесла в речку Святая. Храм был разобран на бревна и унесен активистами по своим дворам.
Вспоминается такой случай. В селе жили несколько братьев Якименко, они записались в комсомол и в Бога не верили. Один из них говорит своему брату: «Я слышал от людей, что в икону нельзя попасть из ружья или пистолета, какая-то сила якобы отводит пулю». И они решили проверить. Повесили конфискованную у жительницы села икону на ствол дерева. Один из братьев взял в руки винтовку, прицелился и почти в упор выстрелил в икону Божией Матери. Внезапно затвор ружья выбило, и он попал прямо в глаз стрелявшему, поранив его. Братья сильно перепугались и больше не делали подобных экспериментов.

5 село 2   5 село

Село Псху

Рядом с нами жила тетя Ксения. У неё были иконы, которые достались ей от священника Горбачева. Работала она тогда поваром в оленеводческом хозяйстве рядом с озером Рица, на Авадхаре. Когда туда приезжали большие люди, она готовила им еду. Как-то раз к ним в хозяйство приехал на охоту глава Советского Союза товарищ Сталин. Прогуливаясь по территории, он зашел на кухню к тете Ксении. Увидев вождя народов, она спохватилась и быстро накрыла висящую на стене икону. Сталин же успокоил ее, сказав: «Не надо прятать икону, если молишься и веришь в Бога, то молись». Позднее эту икону у нее украли.
Гонения начались в 1933 году [3]. Жил здесь человек один, дед мой называл его «волк в овечьей шкуре». Он, подпаивая местных, входил к ним в доверие, а позже сдавал властям за сказанные нелестные слова о власти. Пришлось и моему деду десять лет отсидеть в тюрьме.
Монахов в селе арестовали и отправили пешком в Сухум. Один пожилой больной священник совсем занемог. Его посадили на лошадь. Охранники, видя, что немощной старик не держится в седле, скинули его и застрелили, не потрудившись даже закопать тело. В ту ночь одной женщине снится сон: видит она этого иеромонаха, с которым была знакома; подойдя к ней, он просит, чтобы она похоронила его.
Утром женщина рассказала этот сон родственникам, которые постарались успокоить ее, сказав, что батюшка, должно быть, сейчас уже в Сухуме – ведь вчера он был живой, они сами провожали его с колонной арестованных монахов. В следующую ночь женщине снится аналогичный сон, который она также проигнорировала. На третью ночь снится ей тот же сон. Она задала в сновидении вопрос: «Где же находится тело?» Монах указал место. Утром женщина собрала жителей хутора и провела к тому месту. Действительно, там было найдено тело убитого иеромонаха. Оно было захоронено в селе.
Позже мы узнали, что все новоафонские монахи были посажены в трюм баржи и затоплены в Сухумской бухте. Вечная им память. Теперь они все – святые мученики…
После этих трагических событий осталась в селе монахиня Александра со старичком. Кто он – неизвестно. На Санчаре могилка его находится. Матушка Александра дожила до девяноста лет и упокоена там же. Кресты на их могилах до сих пор стоят – там, где сейчас у Козловских сенокос.
Здесь же упокоен иеромонах Иосиф (Матвиенко) – не знаю, из новоафонцев он или нет.

В.А.Шишин с внучками Лизой и Христиной   м. Мария и Маша

В. А. Шишин с внучками Лизой и Христиной. М. Мария и Маша

Жил у нас в селе один мудрый и прозорливый человек. Фамилия его была Козаренко. Как он говорил – так все и случалось. Одному из своих сыновей он предрек трагическую гибель, назвав точную дату. Другому сыну сказал: «Тебе смерть предстоит тогда-то, но, может быть, ты и избежишь ее, но через двадцать лет умрешь». Сыновья посмеялись над отцом, не поверив в его пророчество. Через несколько дней утром он собрал своих домочадцев и сообщил, что сегодня он должен умереть. Сыновья с невестками посмеялись над этим, не поверив отцу. Они даже не исполнили его просьбу позвать священника (упомянуто о. Иосифа Матвиенко), чтобы причастить его перед смертью. «Ты что, отец, с ума сошел, что ли, ведь ты вполне еще крепок», – говорили. Но отца в тот день действительно неожиданно оставили силы. Он сказал, что теперь священника звать уже не нужно – «он сам идет ко мне, но живым не застанет, зато панихиду отпоет вовремя». Так и случилось – он умер до прихода священника. И то, что он предрек своим сыновьям, также исполнилось.
Дар предвидения этот человек приобрел во Вторую мировую войну. Его рота была окружена фашистами в Чехословакии. После неравного боя он был захвачен в плен и вместе со своими однополчанами расстрелян и сброшен в траншею. Тела убитых были засыпаны землей. Но он оказался живым и выполз из-под окровавленных тел, закрытых землей. Его, раненного и обессиленного, нашла местная девушка-чешка и до ухода немцев скрывала у себя в сарае. Они полюбили друг друга. После окончания войны, когда пленным и депортированным разрешили вернуться в Россию, она решила ехать с русским солдатом. Ее родители-католики, чтобы избежать пересудов и лишних проблем, инсценировали смерть своей дочери и ее похороны. Сами же они благословили ее на замужество с русским.
Я эту историю лично от нее слышал. Так они приехали к нам в село, эта женщина устроилась на работу медсестрой. Она принимала роды у всех наших рожениц, и мои сыновья появились на свет при ее помощи. Она приняла Православие, но у нее осталась большая любовь к органной музыке.
Почту нам раз в неделю приносили. В город мы ходили пешком. За перевалом у нас имелся балаган. Каждый, кто там останавливался, мог есть все, что там было, но взамен столько же продуктов оставлял. Постель, посуда, вещи всегда были в целости. Сейчас же в балагане ничего нельзя оставить – все утащат…
Когда я был ещё маленьким, у нас в доме жила монахиня Надежда. Мама моя была верующей женщиной и приютила эту странницу. Всем она говорила, что это ее родственница с Кубани. Позднее матушка Надежда переехала в Сухум, где служила при храме.
От монахини Надежды у нас в доме осталась фотография с иконы Божией Матери, а на обороте – прикрепленная к ней фотография Царской Семьи Романовых.
Как-то раз моя мама, приехав к ней, увидела у храма толпу людей, собравшихся вокруг высокого седовласого старца. Ей сказали, что это прозорливый старец, а из его речей она узнала, что придет время, когда к горе, называемой «Святая», не будет никаких дорог. Оттуда уйдут все, кроме верующих. Последняя Литургия перед концом света будет отслужена именно там. Из Святой горы выйдет храм, и все вошедшие в него обретут вечное спасение. Мама поняла, что речь идет о ее селе Псху, так как Святая гора находится именно там.
И вот в наши дни, когда началась абхазско-грузинская война, все неверующие покинули село.
Тетка моя, отцова сестра, имела двенадцать душ детей. Она жила у подножия Святой горы, там, где сейчас купальня. Так вот, она пришла к нам на Псху и сообщила, что постоянно слышит колокольный звон. Но в селе колоколов тогда не было. Бытует предание, что храм вошел в гору и там живет молитвенной жизнью святых, пребывающих в нем.

P3082153

Хутор Ридза. Маша и Тимур

Как-то на Благовещение, мы, дети, не пошли в школу – не потому, что собирались в храм, а потому, что была хорошая причина увильнуть от учебы. Как раньше говорили старики: «На праздник Благовещения работать нельзя – в это время птичка гнезда не вьёт, женщина косу не плетет. Никаких работ нет». Мы пошли с пацанами на Святую гору и там нашли пещеру, а в ней – чемодан темного цвета. В нем оказались богослужебные книги…

[1] Записано С.Г. Гончаровым («Сакральная Абхазия»).
[2] См. об этом ниже.
[3] Видимо, это ошибка, как указывалось выше, согласно документальным данным, монахи, жившие на Псху, были репрессированы в 1930 году.
Продолжение следует.
Tags: Абхазия, Душа в горах, Псху, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments