?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Душа в горах. Ч. 8

Продолжение. Начало здесь.

Современные пустынножители на Псху

Пустынникам Кавказа

Смотрю с надеждою туда,
Откуда громы.
Мы не встречались никогда
И не знакомы.

Мы не сближались никогда,
Не говорили.
Нас только громы навсегда
Соединили.

Нас только громы в тучах бед
Перевернули,
Чтоб мы на миг, но в полный свет
Из них сверкнули…
Иеромонах Симон. Февраль 1998 г.


Долина Псху – одно из мест пустынножительства на Кавказе. Как в селении, так и в его окрестностях, разбросано множество уединенных келий, некоторые имеют храмы. Всего на Псху сейчас пять храмов, не включая новопостроенный. Из них только в одном совершается Литургия.
Некоторые подвижники приехали сюда после войны 1992–93 гг.
Рассказывает отец Александр.

фото Нины Волковой 051 фото Нины Волковой 047

Марфа, Мария и Лазарь
Монахини Марфа и Мария и монах Лазарь подвизались на Верхней Битаге, высоко, в удалении от людей. Они пришли на Псху как подвижники. Отец Симон приходил к ним, причащал. Он-то и постриг их в монашество с именами Марфа, Мария и Лазарь по благословению своего старца архимандрита Кирилла (Павлова).
Все они уже почили. Одна из сестер, Марфа, ушла в горы за грибами и пропала – поиски ее всем селом ничего не дали. Останки ее были обнаружены только прошлой весной 2015 года. Лазарь принял великую схиму, похоронен на сельском кладбище.

9 м.Марфа (К)   М. Мария или Марфа

М. Марфа.   М. Мария

9 монах Лазарь 1 (К)   9 монах Лазарь (К)
монах Лазарь

Монах Лазарь

Послушница Анна
Жила она на хуторе Ридзе. Ее звали Анна Бас – потому что пела басом. Раньше она была послушницей преподобного Кукши Одесского. Прийдя на Псху, подвизалась в очень скудных условиях. У нее был маленький домик около замечательного источника чистейшей воды у корней старого дуба.

Иеромонах Иов
Иеромонах Иов подвизался на хуторе Ридза, где есть домовой храмик, устроенный в еще одном купленном мною доме. Впоследствии там некоторое время жил иеромонах Феодосий, который привел его в порядок, а потом некоторое время поддерживал. Но теперь он оттуда тоже уже уехал…

Матушка Тихона
В 1950-е годы она подвизалась с сестрами на озере Амткел (о чем можно прочитать в книге монаха Меркурия «В горах Кавказа»), потом была келейницей у нынешнего Патриарха Илии, когда он был епископом Сухумским (впоследствии митрополитом – в 1967–1977 гг.). У нее очень богатая судьба. А вот уже к концу жизни, после войны 1992-93 гг., перебралась на Псху.
С матушкой Тихоной мне довелось познакомиться лично. Идти домой после вечерней службы на Верхнюю Битагу – два километра по селу и еще километр по лесу –было темно и страшно, и сестры местного женского скита благословили меня оставаться у матушки Тихоны на ночь. Так я познакомилась с нею и ее келейницей сестрой Анной.
м. Тихона     9 м. Тихона 2

М. Тихона, 1990-е гг.      2014 г.

Живет матушка в доме отца Александра напротив храма. Сейчас матушка уже весьма немощна, не видит, практически не встает с постели.
М.Тихону в миру звали Пелагеей, в иночестве Павлой (так ее и на Псху некоторые помнят). Родом она из села Шолохово Никопольского района Днепропетровской области. Отца звали Ефимом Петровичем, мать – Феодорой, был у нее младший брат Иван, а остальные дети умерли. О своем детстве матушка вспоминает с большой теплотой. У них был дом с большим садом, за которым ухаживал отец, хозяйство – куры, утки, гуси, огород. Детей воспитывали в строгом церковном благочестии.
Какое-то время матушка Тихона (тогда еще Пелагея) жила в пустыне на Амткеле вдвоем с сестрой Клавдией – в тех местах, что описывает монах Меркурий в книге «В горах Кавказа». Они, матушки, в то время носили монахам продукты из Сухума – так было безопаснее, потому что монахам опасно было показываться в селениях, а на женщин не обращали внимания. На Псху м. Тихона приехала после грузино-абхазской войны. Местные православные помнят ее еще весьма деятельной, она учила всех службе и молитве – тогда в селении только появился первый домовой храм (в доме отца Александра).

9 м.Тихона   9 посл. Анна  

М. Тихона. Послушница, 2015 г.

Я впервые увидела матушку, когда пришла к ним ночевать под Введение во храм Пресвятой Богородицы. Совершенно слепая, матушка не отличает день от ночи и ночами практически не спит. Расположившись в соседней комнате, я слышала, как она всю ночь напевала тропарь Введению.
Второй раз мы зашли к ней с одной сестрой в воскресенье после молебна мч. Трифону. Матушка спала, а когда проснулась, то была необыкновенно внутренне красива, да и лицом – и я ее тогда сфотографировала. На лице и во всем ее облике отражался внутренний несокрушимый мир и ровное радостное состояние души. И отзывчивость, и характерная самоотверженная любовь к другим людям. Несмотря на то, что ее положение с житейской точки зрения совершенно безнадежно и живет она, не видя света солнца. Вот этим-то праведники и отличаются от грешников, имеющих души, мятущиеся в лабиринтах многих помыслов.

МатьТихона.

2015 г.

В те дни я сама будто бы вошла в «зону облачности», и помыслы очень меня огорчали. Понимала, что эту «зону» надо пройти, преодолев весь этот мрак, который никакого значения не имеет, потому что жизнь Божия и промысл Божий совершаются совсем в другой области, выше, над мысленными облаками, где солнце. В очищении от помыслов и следующим за ним стяжании благодати, как говорят отцы, и состоит цель уединения и безмолвия.
Все, кто приходит к матушке Тихоне, замечают, что ее по-первости с виду непонятные речи имеют прямое отношение к состоянию души приходящих, обнажая сокровенные борющие их помыслы. Это тонкие вещи, и нельзя сказать наверняка, что вот, это так, – ибо здесь нет достоверности, а требуется вера. Известно только, что так ведут себя те угодники Божии, коим Господь открывает тайные помышления человеческие, например, старцы, блаженные… Сие – плод богоугождения и многолетнего подвига. Дерзнем сказать, что и – плод укоренившейся в сердце молитвы.

Лесные люди
Из беседы с отцом Александром:
– На Псху есть такая раба Божия Нина. Все с коровками по лесу ходит, живет одна в чужом доме…
– Прекрасно ее знаю… Она пришла сюда со старцем Иоанном приблизительно в 1994–95 годах. Старец Иоанн долго жил на Келасури, на пасеке, потом вместе со своим осликом они перешли перевал Доу и пришли на Псху. Подвизались в районе Санчара, сделали вокруг ствола мощного дерева из досочек хижинку, там они жили, там же и коровка их с ними жила…

9 Нина Костромина у хожины на Санчаре(К)   Нина Костромина 2015

Нина Костромина у хижинки. 1990-е гг.   2015 г.

Нина Костромина родилась в семье священника . Она была совсем маленькой, когда отца арестовали. В советской школе училась Нина до восьмого класса, потом ее выгнали за чтение духовных книг и ношение крестика. Так уже в юном возрасте она стала исповедницей Христа. Она возгорелась желанием посвятить себя Господу. Поехала в Почаевскую Лавру, а оттуда прозорливый старец посоветовал ей ехать в Абхазию, где среди пустынников она сможет обрести свой путь. В Сухуме познакомилась с братом Иоанном, недавно вернувшимся с войны. Он был духовным руководителем группы верующих, которые, ведя жизнь скитальческую, несли людям слово Божие, правду о вере во Христа. Она загорелась присоединиться к ним.
Их называли «лесные люди», потому что жили они преимущественно в лесах. Всего в общине было десять человек – четыре брата и шесть сестер. Они научились резьбе по дереву, искусно вырезали крестики, которые продавали в сухумском храме, а на вырученные деньги покупали продукты. «Придем в церковь, – вспоминала Нина, – причастимся, продадим крестики, купим продукты и радуемся. Бежим в лес к своему очагу в пещере или на поляне – тоже радуемся. Так вот и жили. Одежду собирали на помойках, обувь тоже. Отрежем голенище от старых сапог и носим как калоши. По одежде нас сразу определяли, кто мы такие, поэтому мы избегали встреч с властями и милицией. Если кто-то из наших идет в город, мы молимся за него. Придет обратно, мы обнимаем его: слава Богу, пришел, живой». Изучали православную веру. Переписывали и распространяли листовки о том, что человеку, которому даровано Царствие Небесное, нельзя вступать в комсомол и коммунистическую партию, а кто это все прошел, нужно покаяться, креститься и стать верующим во Христа. Ездили и в Москву и по другим городам и всюду распространяли эти листовки…
Однажды брата Иоанна, Нину и еще одну сестру арестовали. Нина три года провела в лагере в городе Потьма (в Мордовии). После освобождения встретились в Абхазии.
«Как-то раз, – рассказывает Нина, – из Сочи приехала к нам одна женщина, паломница, со своим сыном. Он тогда только что выучился на врача. Ему я очень понравилась, и он предложил выйти за него замуж. Я отказала, на что он ответил, что если сама не пойду, то выкрадет меня. Я ему тогда ответила: “Как тебе Бог даст”. Он уехал. Однажды я пошла собирать каштаны на Келасури. В тот день выпал первый снег и, поскользнувшись, я понеслась по склону вниз. Пятьсот метров меня крутило и ломало. Крестик, четки, сапоги – все послетало. Одежда разодралась в клочья. Я потеряла сознание. Нашли меня беспамятную брат Иоанн с лесником. У меня была порвана губа, выбиты зубы, перебит и порван нос, а также поврежден шейный позвоночник и кости. Все тело было в ссадинах и гематомах. Утром, на телеге с лошадями приехали греки, чтобы увезти меня в сопровождении брата Иоанна в наш балаганчик. В больницу нам нельзя было появляться. Уже в балаганчике брат Иоанн наложил мне несколько швов на раны, но для моего носа, это было уже поздно. Так я лишилась своего носа и своей девичьей красоты. Два месяца боролась за жизнь. Вскоре приехал тот самый врач, хотевший на мне жениться. Когда он увидел меня, испугался и сказал: «Ни за что я тебя такую страшную не возьму в жены – надо было сразу соглашаться». Я ему в ответ: “Слава Богу, что он сберег меня от греха жить с безбожником. Мой дом – это лес, а семья моя – община”. Крепкая я была, поэтому и выжила...
Хотя мы странствовали и жили в разных местах, но всегда возвращались в лесничество на Келасури. Здесь нас никто не преследовал. Лаврентий, сван по национальности, отвечал за келасурское лесничество. Мы с ним жили хорошо и дружно, помогали ему выращивать кукурузу. К нам на Келасури часто заходил отец Рафаил (Берестов). У нас тогда козы были, и мы его угощали молоком. Он очень красивые иконы писал. Перед тем, как уехать на Валаам, он зашел попрощаться. У нас как раз отец Паисий находился и другие монахи. Отец Рафаил захотел остаться на пару дней, а у нас места больше нет – только с козочками в сарае и осталось. А он улыбается и говорит: “Я козочек люблю и с радостью останусь на ночлег у них”. Помню, доит он козу, а она брыкается. Надоил полкружечки и говорит: “Значит, мне столько и надо”. Отец Паисий смеется…
Во время войны, в 1992 году, мы оставили Келасури, и ушли через Гудаутский перевал на Псху. Там, недалеко от села, на Санчаре, в пихтовом лесу, сделали себе новое жилище… Здесь мы жили до 2009 года. Отец Александр Коблов, тогда еще мирянин, часто заходил к нам и даже фотографировал. У него есть фотография, где я с собакой стою рядом с балаганчиком. Я отца Александра очень люблю…»
Незадолго до кончины брата Иоанна сгорела их хижина, и они перебрались в деревню, в дом, который помог купить священник отец Арсений.
«Брат Иоанн, – говорит тетя Нина, – плакал за грехи свои и наши. На наш вопрос, отчего он плачет, он говорил: “Я ведь на фронте был, может кого-то застрелил, грех-то какой”. А я вот думала про себя: на фронте не была, аборты не делала. Гордость фарисейская. Я не плакала за грехи. Меня сейчас скорбь берет за это…»
Умер брат Иоанн на восемьдесят четвертом году жизни. Похоронили его на сельском кладбище.

– Старец Иоанн был умудренным жизнью православным человеком, – продолжает отец Александр, – молился Богу, он подвижник был… Ему многое было открыто. Похороны его были, а умер ли он – вопрос остается открытым. Необычный был старец. Его знал отец Кирилл (Павлов), они встречались в Сухуме, когда отец Кирилл приезжал туда в 1970–80-е годы. Это человек не простой.
– Он был монах?
– По жизни – да, но это сокрыто. Божий человек…

Про медведей
Медведи на Псху – не редкость, часто они приходят прямо в селение, чтобы полакомиться каштанами или другими плодами с чужого сада. Их встречают даже дети, но детей звери обычно не трогают. Жители рассказывают про них множество удивительных историй, которые не только интересны в плане естествознания, но и поучительны для верующих.
Мне рассказывали дети начальника местной электростанции Сергия Кубанца (фамилия его Горяинов, а Кубанец – прозвище, потому что приехал он сюда с Кубани, женившись на местной жительнице Елене Зинченко), как однажды медведь зашел на их огород, на окраине села, и напал на свинью. Хозяйка, в темноте приняв зверя за большую собаку, стала отгонять его – медведь убежал, но свинью спасти не удалось…
Вот еще несколько историй с медведями (и одна – с волками) .

о.Харалампий   Пустынник

Пустынник отец Харалампий рассказывал, как однажды, спускаясь с горы, где находится его келья, он увидел двух бегущих навстречу медвежат. Один из них подошел к ногам монаха Харалампия и начал ласкаться, второй в нерешительности остановился рядом. Вдруг из кустов выбежала большущая медведица и устремилась прямо на отца Харалампия. Шерсть на ней угрожающе вздыбилась и заколыхалась волнами. Когда до монаха оставалось несколько шагов и участь его была практически предрешена, он, положившись на волю Божию и силу молитвы, перекрестясь, громко и уверенно произнес: «Да воскреснет Бог и расточатся врази его». Перекрестил и медведицу. Хищное животное остановилось как вкопанное. Через несколько секунд медведица повернулась и ушла в лес, за ней побежал один медвежонок, а второй, немного постояв с монахом, осмысливая произошедшее, вскоре также устремился в лес за своей мамой.
Монах Иов поведал следующее: «Да, без молитв в этих горах никак нельзя, тут даже зверь чувствует ее силу. Как-то спускаюсь по крутой тропе, слышу впереди какой-то шорох у ручья, через который мне предстояло пройти. Смотрю: стоит медведица, а рядом с ней малые медвежата. Я остановился, не зная, что делать, а самому интересно – первый раз тогда их увидел. Медведица, стоявшая спиной метрах в пятидесяти, почувствовав меня, повернулась и стала на задние лапы. Страшно рыча и наклоняя свою морду то влево, то вправо, эта двухметровая зверюга килограммов на двести пятьдесят, уставилась на меня не отводя глаз. Три-четыре минуты мы смотрели друг на друга. Потом я ей говорю: «Ты, пожалуйста, уйди с тропы, так как обойти я тебя не смогу – слева пропасть, справа скала». Но, видимо, она не поняла человеческий язык. Тогда я начал произносить про себя Иисусову молитву. Медведица повернулась и полезла по склону вверх, а за ней и малые медвежата».

Монах Иоанн монах Исаакий

Раб Божий Игорь продолжил тему, начатую монахом Иовом: «Не дай Бог встретить гималайского медведя. Здесь редко, но встречаются. У этой породы на груди белое пятно. Так вот, он тебя будет всё время вести – ты для него пища. И при первой возможности обязательно нападет.
А вот недавно наши мишки, не гималайские, спустились в село Ачандары. Это ужас какой-то. Зашли они на огороды с кукурузой. Один из них зашел на середину, сел и, загребая кукурузные початки лапами со стеблей, стал пожирать их. А уши у него работают как локаторы – чуть малейший шум, он замирает. Хозяин дома, взяв ружье, затаился на краю своего огорода, думая, что медведь, наевшись, обязательно пойдет обратно тем же путем. А он не дурак – пошел другой стороной.
Некоторые медведи обладают и своеобразным юмором. Мои знакомые как-то собрали яблоки у себя в саду – мешков шесть, на самогон. Увидев свежие следы медведя, они решили сделать засаду на зверя. В качестве приманки поставили мешки с яблоками под деревом, а сами с ружьями забрались на него. Караулили они долго – лишь под утро заснули. А проснувшись, обнаружили, что яблоки наполовину съедены, а остальные понадкусаны, а под самим стволом дерева мишка наложил большую кучу дерьма».
Все слушающие этот рассказ, схватившись за животы, смеются от души. Игорь продолжает: «Если медведь находится выше по хребту, охотники в него не стреляют. Если его поранить, то, не успеешь оглянуться, – он будет возле тебя. Он катится к вам, свернувшись клубком и встает на ноги прямо перед вами. Он даже отнимает ружье из рук охотника». – «А не стреляет?» – «Нет, бьет прикладом по голове», – отвечает монах Иоанн. Все снова смеются.
Игорь продолжает: «Вырвав ружье, он разбивает его о ствол дерева, а затем только расправляется с охотником. Одни знакомые пошли на охоту – он им головы поотрывал. Достаточно одного его взмаха, чтобы голова отлетела».

о.Серафим с народом   о.Серафим

Монах Иов добавляет: «Это ладно – голову, у соседей одним ударом корову пополам разорвал. А вот сосед мой Николай рассказал, что как-то подстрелили медведя, находившегося на скале метров на тридцать выше него. Зверь с высоты прыгнул и, врывшись когтями в землю в двадцати сантиметрах от Николая, застыл навсегда. Это был его последний прыжок, так как пуля попала ему в лоб».
Игорь продолжает: «Вот говорят, зверь ума не имеет. Медведь, забравшись на пасеку, берет улей и несёт его к реке, там погружает в воду, топит пчел и лишь потом открывает улей. А один местный житель рассказывал, что наглые медведи совсем обленились – лень медведю тащить целый улей в речку. Один зверь, не стесняясь, открыл улей, нанизал все рамки себе на лапу и пошел, оставив улей пустым. Потом в лесу возле большого дерева нашли пустые рамки».
Один случай произошел с тетей Ниной. Как-то раз она шла с сенокоса и увидела в ста метрах от себя идущего навстречу высокого мужчину, одетого, как ей показалось, в костюм бурого цвета с белым галстуком в виде манишки на шее. Приглядевшись, она увидела, что навстречу ей идет на двух лапах медведь, подражая человеческой походке. Тетя Нина застыла как вкопанная и стала молиться. Медведь остановился, встал на все свои четыре лапы и, повернувшись, ушел в лес.

     Сестры м.Серафимы

А однажды тетя Нина шла со своей коровой с пастбища домой. Корова, почуяв опасность, остановилась, не желая идти дальше. Вдруг из зарослей вышла стая волков, ведомая волчицей, и окружила испуганных женщину и животное, взяв их в кольцо. Тетя Нина начала молиться, начав молитву свою со слов: «Господи да будет на все твоя воля и, если мне суждена такая мученическая смерть, я приму ее». Волчица встала своими передними лапами на ствол поваленного дерева и, не отводя глаз с женщины, слушала тихие слова молитвы, проникнутые сильной верой. Звериная стая смотрела на свою волчицу, ожидая команды к действию. Немного еще постояв, волчица повернулась и ушла в лес. Стая последовала за ней».
Наталья подводит итог: «Да, без Божией воли даже хищник никогда не нападет на человека. Любая тварь спрашивает у Господа благословение. Волк всегда посмотрит на небо и спросит, можно ли трогать этого человека, или нет»…


Продолжение следует.

Profile

ieris_m
ieris_m

Latest Month

Октябрь 2022
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Комментарии

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner