ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Categories:

Пустынница Мария Магдалина

Мария Магдалина (Maria Magdalina Le Beller) родилась во Франции, в Версале, в 1940-х гг. Скорее всего это был послевоенный 1946 год. Родилась она осенью, 27 (14) ноября, в день памяти св. апостола Филиппа и свт. Григория Паламы .
Я встретила Марию в 2010 году, в день Торжества Православия, в монастыре св. великомученицы Екатерины на Синае, и по ее приглашению была у нее в скиту в феврале и в мае того же года. Марии тогда было 64 года.

IMAG0254

Она происходила из верующей католической семьи. В раннем детстве она очень любила Христа, и даже когда храм бывал закрыт, маленькая девочка старалась дотянуться до окна и заглянуть внутрь. Она тогда уже отличалась от других детей: благодать Божия призывала ее. У Марии был брат, с которым они стояли рядом во время службы. Мальчик заметил, что сестра почти каждый раз плачет. Почему может плакать маленькая девочка? «Отчего ты опять плачешь, Мария?» ‒ спросил он ее. «Дует ветер, и поэтому я плачу». Но на следующий день брат снова замечал слезы. «Отчего ты плачешь? Сегодня ветра нет». ‒ «Пыль попала в глаза»…
Я до сих пор помню голос Марии, передающий интонацию ее брата: «Is it dust or wind?» (Так это пыль или ветер?) Он спрашивал уже с улыбкой, а Мария плакала от умиления и любви ко Христу.
В детстве этот брат любил «служить» ‒ как будто он священник, а Мария приходит и причащается. В конце службы мальчик заставлял сестру есть морковь. Иногда морковь была такой большой, что Мария не могла съесть ее всю, брат же требовал полностью «потребить» морковь, подобно тому, как священнослужители потребляют Св. Дары.
Мария была названа в честь св. равноапостольной Марии Магдалины. Это имя она сохранила и при переходе в Православие. День Ангела у нее был в Неделю жен-мироносиц, весной. Это самое прекрасное время в пустыне: еще нет сильной изнуряющей жары, а земля уже наполнилась жизнью ‒ то здесь, то там с радостью встретишь среди камней редкие цветы ‒ фиолетовые и бирюзовые. Простой и чистый покров голубого неба распростерт над Синаем. Почти никогда не бывает оно серым, бессолнечным.
Верующий в Бога уподобляется Ему, и в жизни верующего во Христа есть свой Фавор, своя гора Елеонская, и в определенный, часто смертный час, восходит он на свою Голгофу. Встреча и общение с человеком, видевшим Единого Бога как Свет Невечерний, Несозданный, Свет, исцеляющий душу и тело, может стать для христианина горою Фаворской. В жизни Марии таким человеком стал отец Софроний Сахаров (1899‒1993).
Их встреча произошла, когда Марии было около 38 лет, а старцу Софронию более 80. Общим в их опыте была потеря детской веры в юности, в возрасте примерно 20 лет. У о. Софрония это была еще более страшная утрата ‒ потеря православной истинной веры. Сам отец Софроний свидетельствует, что этот опыт отступничества, длившийся 7 или 8 лет, предстал его духу как самое страшное преступление пред любовью Бога, Которого душа его знала с раннего детства: «Мною овладел некий священный ужас от сознания, что я, неверный отступник, останусь навсегда недостойным Такого Бога. Не без боли вспоминаю сейчас то страшное чудное время. Я молился тогда как безумный, со многим плачем, сокрушавшим и самые кости мои. <…> Если я буду разбираться во внутреннем процессе моего обращения к Богу после падения, то мне приходит такое сравнение: Свет Божий, Свет Духа Святаго, еще незримый мною, откуда-то сзади освещает меня, показывая то место духовное, в котором я пребываю. И имя сему месту ‒ ад».
Мария говорила мне: «Лучше бы я 18 лет сидела в темной тюрьме, чем столько лет жила без веры во Христа». Отпадение ее от Бога произошло под влиянием чтения двух писателей ‒ Альбера Камю и Жана-Поля Сартра. Мария тогда училась в университете на факультете лингвистики. Она знала 5 или 7 языков.
Большинство родственников Марии в родной Франции скончались от рака. От рака умерла и мать Марии. Когда будущая пустынница уезжала на Синай навсегда, часть ее средств должна была быть передана нуждающимся храмам. Бог знает, была ли исполнена ее воля. В одном своем письме Мария написала мне, что монах, особенно пустынник, должен отречься от всего мира, наполненного ложью, и решительно отречься от семьи. Один монах пришел сообщить святому пустыннику о смерти отца. Это было в древнее время в Египте. Услышав весть о смерти, пустынник только сказал монаху: «Благословенный, мой Отец вечен».
Мария пережила страшную пустоту безверия, длившуюся многие годы ее жизни в Европе, но даже в эти годы в ней жила мысль, сохранившаяся от ее детской веры: она хотела встретить спутника жизни, похожего на Христа даже внешне ‒ чертами лица, бородой. Но он не встретился.
Был период, когда Мария помогала лечить тяжело больных в Индии, глубоко в джунглях.
Мария приняла Православие в 38 лет. Вместе с благодатью Крещения к ней приходит молитва, требующая уединения и тишины. В то время во Франции она часто уходила в лес для молитвы. Когда она была в Англии у о.Софрония, он благословил Марию на особенный подвиг молитвы, поста и воздержания, и говорил, что подвиг нужно начать прямо сейчас, пока еще есть силы. Мария не хотела оставаться в Европе: Европа, и особенно Франция, воспринимались ею как место преступления заповеди любви к Богу. Она обижалась, когда ей замечали, что она в чем-то европейский человек и француженка. Ей не хотелось возвращаться в Европу даже мыслью. Из родных никто не был на похоронах Марии. Но, может быть, большинство из них уже умерли.
Есть две огромных волны, покрывающих историю мира ‒ необъятная волна любви к Богу и волна тоски по избавлению от мира, от прочной и властной ограды плоти. Преподобный Иоанн Лествичник говорит о странничестве в 3-м Слове своей «Лествицы». И Мария несомненно взошла на эту ступень отвержения мира. Она была странницей и в отношении внешнем, но и, более всего, она обрела странничество внутреннее, которое выражено очень кратко в первохристианском памятнике «Послании к Диогнету»: «Для нас всякая чужбина есть отечество, и всякое отечество ‒ чужбина».
Мария посещает Иерусалим и, поклонившись дивным святыням, уходит в древнюю обитель преподобного Георгия Хозевита. Ее притягивала и звала возлюбленная пустыня. Тогда настоятелем в монастыре был отец Антоний. Он позволил Марии жить там, и матушка прожила в обители полтора года. О. Антоний даже благословил Марию остаться в монастыре навсегда ‒ но только в мужском образе. И матушка была согласна постричь волосы, носить мужскую одежду ‒ только бы не уходить оттуда. К сожалению, о. Антоний скоропостижно скончался. Мария уходит на Синай и около года живет в женском монастыре в Фаране. Этот небольшой монастырь расположен близ оазиса. Там все приветливо, много пальм с плодами. Неподалеку от этого места бил древний источник . Суровая пустыня Иоанна Лествичника далеко от этого места.
Но Мария не была счастлива в этом монастыре. Именно там, отчасти и из-за монастырских переживаний, у нее начался процесс рака. Какая-то сестра даже била ее. Прожила она там не более года.
Когда о. Павел, духовник Марии из монастыря св. Екатерины, узнал, что с нею там происходит, он заплакал. Оставаться в Фаране Марии стало невозможно ‒ иначе она умерла бы.
Тогда началась новая, совсем другая жизнь ‒ безо всякого крова, в пустыне, наедине с Небом и Христом.
«Птица, называемая Еродий, во оно время радуется и веселится, по словеси премудрых, егда отлучит себе от вселенныя, и пойдет в пусто место и вселится в не; так и душа монашествующего, во оно время приемлет небесную радость, егда удалится от человек; и отъидет и вселится в страну безмолвия, тамо ждати будет времени исхода своего. Речено есть о птице, глаголемей Сирин, яко кийждо слыша песнь гласа ея, тако пленяемь бывает вслед ея в путешествии пустыннем, яко забывати в сладости песни тоя и самый живот, и падати и умирати» . Так Мария жила одна без крова и кельи в горах Синая, и Бог укреплял ее. Она говорила, что могла питаться кореньями. Мария приходила в монастырь Св. Екатерины для исповеди у о.Павла и Причастия. Уже через год она преобразилась и смертельная болезнь на 20 долгих лет отступила от нее.
Бедуин Салим Сулейман, отец которого работал в монастыре Св. Екатерины, говорил мне, что помнит Марию с самого начала ее жизни в месте св. Иоанна Лествичника. По его словам, около 20 лет назад, то есть в начале 90-х гг. XX века, у Марии появилась там маленькая келья, а затем, через несколько лет, она приобрела небольшой сад.
Мария, отогнавшая на многие годы от себя смерть и победившая болезнь, была полна благодарной любви к Богу, желанием ее сердца было построить на свои средства уединенный исихиастирий для сестер в месте, где была написана «Лествица». На это была воля Божия, выраженная через благословение св. Порфирия, старца Паисия Афонского, старца Иакова Эвбейского и блаженной русской старицы Любушки Сусанинской. Матушка посетила вновь и старца Софрония (Сахарова). Когда о.Софроний увидел ее, он засмеялся от радости: «Ты стала как грузовик». Так она была преисполнена силы и крепости. Мария говорила нам, что старцы благословили ее устроить скит для сестер из России, Молдавии и Румынии. По словам греческих старцев, гречанки, так же как и сестры из Европы, не смогут долго жить там в подвиге молитвы, молчания и поста, прежде всего, потому, что уже привыкли к более удобным условиям.
Мария помнила о благословении старцев, исполнение которого стало целью ее жизни. Думая найти подходящих сестер, Мария посещала Россию. Наши женские монастыри не понравились ей, зато навсегда полюбила она уединенную Оптину. Мария очень любила русский хлеб и просила привезти ей буханочку.
К благословению старцев Мария относилась с благоговением. Например, Мария показывала мне горн ‒ рог, издающий протяжный звук. Она спрашивала, подходит ли он для созыва сестер на трапезу. Мария сама построила 9 келий для сестер, а также показывала материал (ткань неброского цвета), из которой можно было бы сшить платья-подрясники для сестер. Помню, спрашивала, подойдет ли цвет ‒ а цвет был не черный, ближе к фиолетовому, ткань добротная.
И в скиту было все устроено просто и добротно. Устроение скита преп. Иоанна Лествичника ‒ это, несомненно и прежде всего, труд и плод глубокого покаяния, глубокой молитвы. 18 лет ‒ всю молодость ‒ Мария прожила со страшной духовной раной от утраты детской веры во Христа. 17 лет она строила скит для сестер в Синайской пустыне. Это был непрестанный молитвенный труд и тяжелая физическая работа. Ночью, когда спадает жара, Мария таскала большие камни ‒ валуны, из которых потом были построены кельи. Каждая келья посвящена своему святому. Я жила в келье преподобной Пелагеи Елеонской, а рядом стояла келья св. великомученицы Екатерины. Внутри келий ‒ маленькая скамеечка для занятий Иисусовой молитвой, каменное ложе (выступ скалы), полочка с иконами, одно или два окошка. Марией были построены также два пещерных храма с примыкающими к ним кельями.
Была келья, посвященная блаженной Ксении Петербургской, которую матушка особенно любила. Это одна из самых светлых келий ‒ с двумя окошками. Мария также очень любила преподобного Серафима Саровского. В последние дни ее жизни икона батюшки Серафима, молящегося на камне, висела на стене у ее изголовья.
У меня сохранились письма от Марии. В них она указывала на книги, необходимые для пустынника-монаха. Это, прежде всего, «Слова духовно-подвижнические» св. Исаака Сирина, житие старца Зосимы и Василиска Сибирских, жизнеописания старцев Иосифа Исихаста и Арсения Пещерника, Марии из Олонца и жизнеописание старца Паисия Святогорца, которого Мария знала лично и чьи молитвы помогли ей устроить скит-исихиастирий для сестер.
Матушка хотела, опираясь на Слово св. Исаака Сирина и лично ей данную заповедь о. Порфирия, чтобы дверь скита открывалась только для монахов и пустынников, а также имеющих тот же дух молитвы и любви к пустыне.
Почти все время в скиту должно было быть отдано молитве, ‒ прежде всего, ночной. По свидетельству сестры Евфросинии, матушка имела непрестанную молитву, но когда начались страшные боли, она пожаловалась ей, что уже не может непрестанно молиться.
Мария показывала мне свои рукописи, посвященные молитве и аскетическому пути. В основном, все они были на французском. Помню, она открыла чемодан с рукописями и с грустью сказала: «Быть может, это уже никому не нужно». У Марии было много святоотеческих книг на русском и славянском языках для будущих сестер. Также у нее были частицы мощей святых, в том числе и святителя Луки Крымского, которого она очень любила.
У матушки было много икон, вырезанных ею самой из дерева. Материалы и инструменты привозили паломники из России, например, Ирина Сергеевна Иванова несколько раз помогала матушке. Мария с любовью и благодарностью вспоминала Ирину.
Из икон, как мне запомнилось, особенно удачными были образы старца Силуана Афонского, преподобного Иоанна Лествичника и пророка Илии. Иногда на иконах преподобных встречались и вырезанные искусно фигурки животных. Когда мы шли с матушкой в скит, нам встретилась дикая козочка с козлятками ‒ совсем маленькими. Одна такая козочка была вырезана из дерева Марией.
Рядом с оградой скита растет огромный старый коруб ‒ ветвистое дерево с большой кроной. Мы с Марией думали, что может помочь ее огороду, и мне пришла мысль о земле из-под коруба. Ведь там тень, дерево питается подземными водами, и земля из-под коруба еще способна дать жизнь, на открытых каменистых местах полностью уничтоженную солнцем.
Я перенесла несколько ведер земли из-под коруба на огород матушки, в ее сад с плодовыми деревьями. Потом мы вместе поливали эту новую землю.
Жить в скиту Марии возможно еще и потому, что там есть вода. А обретена она была чудом. Отслужили молебен перед Владимирской иконой Богоматери ‒ и обрели воду.
В последние месяцы жизни матушки по ее молитвам в скиту и вокруг исчезли скорпионы.
Отрывок из моего дневника 2010 года
«Ночь на 15 мая. Сижу в пустынной келье в скиту Иоанна Лествичника. Заснуть не могу, молиться не имею сил ‒ весь день разговаривала с матушкой… Думаю, Господь любит Марию Магдалину. Сегодня я таскала землю, выкапывая из-под огромного дерева коруба и вскапывала другую землю вокруг многочисленных посадок деревьев. Матушка неумолчно говорила, особенно ругая меня и мой английский, ибо я ее не понимаю и не проявляю немедленного послушания. Матушка считает, что первое, что должен усвоить человек, пришедший сюда, ‒ это то, что он «zero» и «nothing», то есть ничто.
Сейчас Марии 64, уже начата могила, которая находится под большим кактусом.
Мария привыкла жить одна. Самое лучшее в ней ‒ это любовь и послушание к отцу Павлу, который и мне очень понравился. Это старец лет 74‒75, любящий Господа, служащий очень благоговейно…
С матушкой Марией мы расстались очень хорошо, целуясь и кланяясь друг другу. Матушка сказала, что, может быть, через несколько лет я буду готова к жизни в пустыни и возвращусь к ней… если произойдет Божие чудо».
Я пишу и вижу, как бедно и немощно сердце мое: от него исходит сухое слово. А сухим словом как говорить о жизни во Христе? Я пишу, вспоминая Синайскую пустыню и Марию в ней, и огонь зажигается в моем сердце. Кроток сей огнь, и чистота его пламени дает мне видеть саму себя во грехе, и тогда я ненавижу себя и нестерпим мне грех. Тогда оглядываюсь на жизнь мою и с болью вижу ее, тогда она ‒ как слабая тень моя. И этот же кроткий огнь, став единым с молитвой, омывает сердце и утешает его. Поминай Господа Иисуса Христа, восставшего от мертвых…
Мария говорила мне, что она не боится смерти: может быть, скоро убьет ее злой человек или болезнь, или укусит скорпион, но она не боится смерти и ждет встречи со Христом.
Она показывала мне выкопанную ею самой могилу рядом с деревом и большим кактусом. Вновь я увидела эту могилу на 39-й день после кончины матушки. Она была пуста, лишь листья, слетевшие с кроны, прикрывали обнаженную пустынную. Русская икона св. равноапостольной Марии Магдалины стояла в маленькой нише в стене из камней над могилой Марии.
У матушки был рак кишечника. Болезнь в последние месяцы выходила наружу, на теле было много красных язвочек, они гноились и от них шел неприятный запах.
Сознание того, что еще не исполнена воля Божия, открытая Марии через благословение старцев и сокровенное желание ее сердца ‒ собрать сестер в скиту для молитвы и жизни во Христе, ‒ еще более усиливало муку. Матушка терпела страшную боль и испытывала томление духа. Однажды даже, когда на Синае были военные действия, Мария сказала сестре Ефросинии: «Вот прилетит самолет и бросит бомбу на скит. Тогда не надо будет уже беспокоиться за его судьбу».
Слава Богу, Господь дал Марии сестру Ефросинию, которая самоотверженно ухаживала за матушкой и до смерти помогала ей. Пришлось матушке в конце концов начать понимать по-русски, так как Ефросиния не знала ни греческого, ни английского, ни французского в той мере, чтобы говорить на этих языках и понимать матушку. Незадолго перед смертью Мария вышла из кельи на улицу. Было, как всегда, солнечно и тепло. Но матушка вдруг сказала по-русски: «Снеж, снеж». И действительно, через день неожиданно вдруг выпал и покрыл Синайские горы, «русский» снег, как будто мог он за одну ночь прийти из далекой России. Пришел Странник тихий и выпал белый снег, и скончалась пустынница Мария. Было совсем светло от снега и солнца.
29 ноября (12 ноября) ‒ в этот день Церковь празднует память преподобного Акакия Синайского, чья жизнь и особенно смерть говорит о Воскресении. Она описана в Лествице. Послушание святого Акакия было таким, что он оказывал его и по смерти. Когда старец, войдя в гробницу преподобного, спросил: «Брат Акакий, умер ли ты?» ‒ святой послушник ответил: «Не умер, отче, ибо тому, кто обязался творить послушание, невозможно умереть».
Мария была очень прямой. Помню, однажды она сказала мне: «Бей меня! Бей, если я буду очень много говорить». Но ведь чувствовалось, что ей что-то важное, драгоценное хотелось передать, поделиться, и как будто она не вполне могла сделать это. Ее отношение к духовному отцу было очень глубоким.
Однажды Мария рассказала мне сокровенное. Монаху как воздух необходима ночная молитва, и в определенный час ночи нужно встать, чтобы посвятить молитве большую часть ночи. Марии не нужен был будильник. Таинственно, сокровенно слышала она в нужную минуту призыв к молитве ‒ как будто голос духовного отца. Послушание приносило ей детское чувство счастья, вспоминая которое она смеялась от радости. Может быть, это было вместе с тем и ощущение полноты бытия в Боге.
Послушание было основой ее скита. Однажды отец Павел раздавал в храме всем фрукты и сладости ‒ это благословение, эвлогия. А в сторону Марии бросил ей под ноги только одну конфетку. С благоговением подняла ее матушка, а когда рассказывала об этом, рассмеялась от счастья.
Настигнутая радостью, она становилась похожа на большого ребенка, и куда-то далеко, за далекие горы, за море чермное убегало время, скрывалась старость. Может быть, когда Мария была совсем маленькой и забиралась на окошко запертого храма, по которому каждый день очень скучала, может быть, она также наполнялась вдруг узнанным счастьем, когда ей наконец удавалось заглянуть внутрь? Да, ведь там жил для нее Христос, Радость Единственная.
Торжественно и таинственно поют ум и сердце; сокровенно, неслышно никому делание их: глас ума слышен одному сердцу, а песне внимает ум: Поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника верже в море (Исх. 15, 1) .
Конь ‒ время, всадник ‒ смерть, неминуемая для человека, но попранная Богочеловеком на Кресте.
Мир Тебе, возлюбленная пустыня! Научи меня песне Твоей. Не желаю даже мыслью выходить из тебя, а если выйду ‒ ужас объемлет меня ‒ стена из вод высоких, стена из волн густых, готовых обрушиться, уничтожить сокровенную в Тебе жизнь.
Тесно мне отовсюду, на игольное только ушко мне света и синего неба. Но пусть песнь Твоя ведет меня.
Сейчас вспомнилось мне, как пустынница Мария глубокой черной ночью вела меня к келье преподобной Пелагеи Елеонской в скиту. Там должна была я ночевать и молиться. Иду и слышу в ждущей тишине ее голос: «Римма goes to die in Saint John Climax skete» (Римма идет умирать в скит Иоанна Лествичника). Она засмеялась вдруг на свои слова, и смех зажегся в ночи как фонарь или вспыхнувшая свеча.
До сих пор помню я то ощущение света в пустыне и молюсь Господу о упокоении Марии. Прошу Его принять и этот одинокий русский цветок на ее могилу, словесное приношение ‒ малое свидетельство моей любви и почтения.

30 января 2014 года, преп. Антония Великого
Tags: Римма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments