ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Category:

Смута эта ничем не обоснована и весьма странна для взрослых людей...

Из писем сщмч. Вениамина (Воскресенского) - актуально и сейчас...

1928 г.

...Слышу я, что у Вас в Романове происходят разделения. После смерти митрополита Агафангела некоторые отделяются от епархиального епископа, недовольные владыкой Варлаамом – что он состоит в единении с митрополитом Сергием, и сами хотят отходить от митрополита Сергия и присланного им в Ярославль архиепископа Павла. Смута эта ничем не обоснована и весьма странна для взрослых людей. До смерти митрополита Агафангела они не отделялись от митрополита Сергия, а по смерти вдруг задумали отделиться. Разве произошло у митрополита Сергия что-либо новое? Совершенно ничего не случилось. И отделение совершенно самочинное. Враг Христа сеет раздоры в Церкви Христовой. Господь Спаситель пред самой смертью молился Отцу Своему Небесному, чтобы Церковь была едина, с единым Богом, с единой верой, с единым Пастырем. Диавол стремится разрушить единство Церкви Божией, наполнил Ее враждой, разделениями, злобой. И тогда, надеется диавол, рухнет все дело Христово. И люди идут навстречу этим стремлениям и усилиям врага Христова.Чтобы отделиться от епископа Церкви, надо указать вину. Этой вины до смерти митрополита Агафангела они не указывали. Откуда взяли ее после смерти, если нового ничего не произошло? По канонам церковным надо объявить вину перед установленным в Церкви органом. Он должен исследовать ее, должен потом осудить и после суда так или иначе отнестись к виновнику. Без заявления, без исследования, без суда, совершенно самочинно начали вдруг отделяться от главного епископа Русской Церкви. Эти новые самочинные повторяют обновленцев, и сами становятся такими же обновленцами. Пастыри Церкви, которые первые должны дать пример послушания Церкви, поддались наветам врага Христова...

...Патриарх Тихон разрешил одно время не называть его имени на церковных возглашениях. Это – «икономия», допустимая и к митрополиту Сергию. Поминание митрополита Сергия не обязательно канонически, но можно сказать, что при признании его – морально обязательно. Но если имя его временно связывается с Декларацией, бесславящей Церковь, и поэтому вызывает смущение, то допустимо непоминание его по «икономии». Так я понимаю дело о митрополите Сергии. Здесь мы не отделялись от него и все время не прекращали его поминовения. Декларацию я считаю пятном, запятнавшим нашу Церковь и причинившим ущерб славе Православной Церкви. Когда вышла Декларация, раздались протесты, показавшие, что Церковь, в отношении Декларации, не с митрополитом Сергием. Только очень малая часть одобрила его акт, но не вся Церковь, сохранившая свое прежнее православное лицо. Но после такого акта можно ли защищать митрополита Сергия? Здесь по канону мы требуем отделения от виновного. Но можно ли утверждать, что Декларация содержит в себе ересь? Наша Церковь об этом еще не сказала ни слова. Наблюдается по этому предмету разделение: одни одобряют или не находят ничего особенного, другие порицают, приравнивая в отдельных случаях акт митрополита Сергия к ереси, к измене Православию. Такое разнообразие суждений свидетельствует о недостатке ясности в понимании и определении подлинного качества Декларации. В большинстве взглядов Декларация составляет грех не в области догмата, а в области морали. Декларация не ересь, а скорее духовно-нравственное преступление. Но совершенства нет на земле, нет власти, которая бы не грешила. Грешит и человек власти, один более, другой менее. Но этот грех не уничтожает власти и не составляет фактора, лишающего ее носителя права быть членом Церкви. Поэтому и митрополита Сергия терпеть можно, в особенности по обстоятельствам времени, в особенности при отсутствии ясного общего голоса Церкви о подлинной духовной природе его акта, каковой взгляд быстро сложился в Церкви, например, об обновленчестве. Когда сможет высказаться такой ясный голос Церкви, тогда и последует общее суждение. Церковь знает прецеденты в своей истории, аналогичные нашему случаю. 5-й Вселенский Собор имел суждение о трех лицах и их сочинениях, это – Ива Едесский, блаженный Феодорит и Феодор Мопсуэстский. Последнего Собор осудил – как самого Феодора Мопсуэстского, так и его сочинения. О первых двух суждения собора были иные: Собор осудил сочинения, но принял самих авторов – Иву Едесского и блаженного Феодорита. Подобное отношение, по-видимому, устанавливается в большей части Русской Церкви и по отношению к митрополиту Сергию. Будь Собор – несомненно, митрополит Сергий, лишенный доверия, «был бы заменен» другим, но, можно с уверенностью думать, не лишен бы был церковного общения. Нет оснований исключать его из церковного общения и теперь, а значит, нет основания совершать отделение. Так как Собора нет, то можно, по крайней мере пока, допустить его и как представителя власти – здесь может иметь место церковная «икономия». Не отделение, а скорее допустима отставка митрополита Сергия, но по обстоятельству времени нет структурной возможности произвести такую «отставку», и поэтому икономия Церкви говорит о продолжении пребывания митрополита Сергия в звании носителя власти....

Отсюда
Tags: сщмч. Вениамин Воскресенский, ярославские новомученики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments