ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Святые дня: Письма епископу Вениамину о кончине митрополита Агафангела

ПИСЬМО АРХИЕПИСКОПА ВАРЛААМА (РЯШЕНЦЕВА)[4] ЕПИСКОПУ ВЕНИАМИНУ (ВОСКРЕСЕНСКОМУ)
Каратюбе, Уральской губернии, Джамбейт. Василию Константиновичу Воскресенскому.
Перлюстрировано 5 ноября 1928 года.

Дорогой Владыко!
Простите, что не пишу Вам: то нет времени, то я в сильном переутомлении и
изнеможении, да и Вам надо лечиться, а не волноваться. Но теперь считаю
долгом писать Вам о кончине нашего незабвенного отца и святителя митрополита
Агафангела. Именно хочу осветить Вам, как это событие отразилось на нашей
церковной жизни. Описывать самое погребение, торжественное и светлое, как
Пасха, сейчас не имею ни времени, ни сил. Но, Бог даст, и это восполню.
Владыка митрополит скончался тихо и мирно 3-го октября (ст. ст.) в 11 часов
дня, еще накануне предсказав свою кончину. Он заранее сделал все
распоряжения о похоронах, за неделю сдал мне все дела, а еще ранее того,
недели за две до кончины, когда он был очень плох, послал о. Димитрия
Смирнова за святым миром в Москву. «Теперь там все узнают о моей болезни,
будут говорить», – заметил он мне. «Да, Владыко, – ответил я, – что ж, пусть
помолятся о Вас, скрывать нечего». Митрополит Сергий отнесся очень участливо к
тяжелому положению Старца, передал ему через о. Димитрия привет и
сочувствие.
Ожидая кончину, митрополит Агафангел все же никаких специальных
распоряжений об епархии не делал и никакого завещания не оставил. Когда
некоторые близкие лица спрашивали его об епархии, кому он ее передаст, Старец
неизменно отвечал: «Пока на общих основаниях делами будет ведать
архиепископ Варлаам, а дальнейшее – во власти Божией, ничего указать нельзя».
И я лично сочувствовал такому мудрому ответу Старца, ничего и сам не
загадывал, тем более ничего не искал себе.
Когда старец скончался, я счел нравственным и служебным долгом
известить заместителя такой телеграммой: «Митрополит Агафангел тихо
скончался. Архиепископ Варлаам».Это было во вторник. Даны были подобные же
телеграммы архиепископу Серафиму (он хотел приехать на погребение, но не
смог) и другим ближайшим. Время погребения выяснилось в среду, и я счел
нужным дать опять об этом весть в Москву митрополиту Сергию – на случай, если
бы кто из архиереев пожелал помолиться над почившим великим Святителем.
Приглашать же прямо кого-либо из архиереев на погребение я постеснялся по
многим причинам и во избежание всяких кривотолков. Телеграфировал я
митрополиту Сергию так: «Погребение митрополита Агафангела воскресенье.
Помолитесь. Архиепископ Варлаам». Но не успела эта моя телеграмма прийти в
Москву, как получаю от заместителя такую телеграмму: «Погребение
Митрополита Агафангела и временное управление Ярославской епархией
возлагается на члена Патриаршего Синода архиепископа Вятского Павла[5],
выезжает сегодня. Митрополит Сергий».
Признаться – мы все поразились такому быстрому распоряжению об
управлении епархией. Но что же, — распоряжение заместителя принимаем как
волю Божию, согласно канонам. В четверг утром я сам встретил архиепископа
Павла, поведал ему о добром состоянии епархии, о том церковном мире,
который водворился у нас благодаря мудрым церковным распоряжениям
почившего, его такту, когда он оберегал людскую совесть от религиозного
соблазна и не вводил ничего, смущающего ее. «Пункт этот очень важный, и
ярославцы, – говорил я, – примут всякого архиерея православного, который
только будет продолжать прежний уклад церковной жизни и не будет смущать
религиозной совести». По-видимому, архиепископ Павел принял это к сведению.
Далее пошли обычные службы, и вот, за обедней в субботу, в архиерейской
церкви святого великомученика Никиты, где было тело почившего, архиепископ
Павел впервые помянул на Великом входе, после митрополита Петра – и его
заместителя, митрополита Сергия. Все в этот момент насторожились, и все очень
смутились слышанным. Многие из духовенства и мирян обращались ко мне с
вопросом: «Что это значит?» Я старался смягчить тяжелое впечатление
указанием, что архиепископу Павлу все же неудобно не упомянуть своего
патрона, тем более что нам пока он не приказывает изменять что-либо у себя.
Этим немного успокоились, и после того за следующими службами у нас сама
собой установилась такая практика: архиепископ Павел поминает заместителя, а
мы – никто и нигде.
В воскресенье на кладбище при погребении (по окончании службы) и в
понедельник 9 октября в соборе после вечерни и акафиста, представитель общ.
С.М. Соколов выступал «от лица богомольцев» с просьбой – доложить в Москву,
что народ доверяет архиепископу Варлааму и хотел бы видеть его преемником
почившему. Это было бестактно со стороны С. М., тем более что я его
предупреждал: нигде и ничего не говорить в защиту и пользу мою, ибо большее
мне здесь совершенно не по силам, и я более чем доволен Любимским
викариатством. Большого впечатления его слова, слава Богу, не произвели, и я
старался успокоить архиепископа Павла. Он на две недели уехал в Москву, а
я временно заведую всеми делами. Но вот сегодня, 15 октября, получил грустное
извещение из ваших краев – Тутаева и отчасти Рыбинска: там смутились
приездом архиепископа Павла, а вернее, его [поминовением митрополита
Сергия], заодно гнев обрушился на меня. «Павел и Варлаам предали Церковь,
они – еретики, не надо за них молиться, и даже брать благословение! Зачем
Варлаам вызвал Павла?» и т. п. Так говорили не только миряне, но и некоторые
духовные лица. Надеюсь, последние побывают все же у меня, и тогда постараюсь
разъяснить им о единстве Церкви, о поминовении правящего и прочее. Только
неправильных его распоряжений мы не должны исполнять, если бы таковые
оказались. У нас сейчас в Ярославле поминают митрополита Петра и
архиепископа Павла, а на местах добавляют еще викариев. Помолитесь, Владыко,
чтобы Господь вразумил и оградил их от греха против Церкви.
Сегодня же был у меня ваш соборный староста и привез ходатайство о
награждении о. М. Блинова митрой, ввиду исполнения 22 ноября ст. ст. 30 лет его
пастырского служения. Покойный митрополит Агафангел с наградами не спешил.
Что Вы скажете о сем? От благочиния сейчас о. Блинов отказывается ввиду
раскольнического настроения многих и недоверия к нему. Кто же там
подходящий?
Сороковой день Владыке нашему будет 11 ноября.
Пока простите. Зн[неразб.] просят Вашего благословения. За брата Вашего
все время молимся и сочувствуем Вам всей душей. Помолитесь и Вы о нас. Храни
Вас Господь и Пречистая.
Ваш во Христе, с любовью архиепископ Варлаам

_________________________________________________
[4] Архиепископ Варлаам (Ряшенцев) в декабре 1927 года назначен временно управляющим
Любимским викариатством Ярославской епархии. 6 февраля 1928 года в составе группы
архиереев Ярославской епархии подписал декларацию об отделении от митрополита Сергия
(Страгородского) и учрежденного при нем Временного Патриаршего Священного Синода.
[5] Архиепископ Павел (Борисовский) управлял Ярославской епархией с 21.01.1929 года до
21.08.1937 года. С 18.05.1932 года – в сане митрополита.


ПИСЬМО ВИКТОРА ПАВЛОВИЧА РОЗОВА О ПОГРЕБЕНИИ МИТРОПОЛИТА АГАФАНГЕЛА
Перлюстрировано 29 октября 1928 года.

Здравствуйте, преосвященнейший Владыко! Выражаю Вам свое искреннее
соболезнование по случаю смерти Владыки митрополита и Вани. Думаю, что Вам
интересно порядок похорон знать, а потому опишу подробно.
Вынос тела назначен был на среду. В 4 часа в соборе и на улице собралось
много народу, но так как не окончились переговоры с «властью», то вынос не
состоялся. Власть не разрешила хоронить в соборе, и в четверг, при
торжественной обстановке состоялся вынос тела в церковь Никиты мученика в
4 часа дня. Участвовал при выносе архиепископ Павел Вятский и епископ
Варлаам, около 30 священников, около 10 диаконов и масса народу. При
прибытии в храм архиепископ Павел произнес вступительное слово, приветствуя
словами мира и любви, затем началась панихида, а затем беспрерывное чтение
Евангелия. В девятом часу вечера я, двоюродный брат – врач – с женой, еще
двоюродный брат – служащий, пришли и отпели панихиду, служил о. Николай
Розов. Народу было около 30 человек. В пятницу около 9 часов была
архиерейская служба, служили два архиерея. Архиепископ Павел поминал
митрополита Сергия. Вечером был парастас, священников было до 30 человек.
Перед каноном слово говорил о. Добровольский о вечной жизни, который, кстати
сказать, провел мысль о том, что учение о вечной жизни идет только со Христа.
Коснувшись личности митрополита, сказал, что он основу имеет, а утóк[6] мы
соткем через молитвы.
В субботу была архиерейская литургия, а вечером – воскресная всенощная.
Пел хор Поздникова. Перед кафизмой говорил о. Токарев, который внес
корректив к речи Добровольского и заявил, что Владыка имеет для спасения и
основу, и уток, и характеризовал личность митрополита. Слово прочувствованное,
с огоньком, искреннее.
В воскресенье раннюю литургию в 6 часов служил о. Корнилий, и после
панихиду. В 8 часов 20 минут начался благовест к литургии. В 8 часов 40 минут –
приезд владыки Павла. После Евангелия владыка Павел говорил слово, в котором
изложил биографию митрополита. Говоря о вечной жизни, внес другой корректив
к слову Добровольского, доказывая цитатами из Ветхого Завета о существовании
еще в древности учения о вечной жизни, пролив слезы свои и «патриаршего»
Синода. Сумел прослезить богомольцев. Языком владеет хорошо. После
запричастного стиха говорил «молодой талантливый проповедник» о. Градусов.
Слово было прилично произнесено, народ также плакал. В совершении Литургии
участвовало 18 священников, литургия закончилась около 12 часов. Перед
отпеванием произнес речь владыка Варлаам, в которой характеризовал
митрополита как епископа, как человека, как твердыню, благодаря которому
епархия прожила без церковных волнений. Слово содержательное, искреннее,
хорошее. На отпевание вышло 2 архиерея, 12 митрофорных протоиереев и
архимандритов, свыше 40 протоиереев и священников, около 15 диаконов. Перед
первым Евангелием говорил о. Добровольский, который каялся за себя и за
духовенство за обливание грязью митрополита в 18-м году и уклонение в
обновленчество. После 6-й песни говорил о. Владимирский (от Иоанна Предтечи),
который характеризовал деятельность митрополита. Слово также хорошее.
Последнее прости говорил о. Невский (церковь Петра и Павла у фабрики),
говорил также хорошо. Перед «приидите, последнее целование» говорил Семен
Матв.
Без четверти в 4 часа был крестный ход вокруг храма Никиты мученика, и
затем с крестным ходом процессия направилась на Леонтьевское кладбище –
место погребения – склеп Кузнецовых под церковью. Но в склепе оказалась вода,
так что гроб оставили в храме. В понедельник уделывали стены, и гроб опустили
уже к вечеру, часа в четыре. Храм Никиты мученика был набит народом до
отказу. Улица и ограда были запружены народом. В общем народу было около
10 тысяч. Словом, ярославцы тепло проводили в вечную жизнь своего
митрополита. И, поистине, он достоин такого любовного отношения, я всегда его
уважал и признаю его громадную заслугу в истории Русской Церкви.
Управляющим епархии назначен Павел, архиепископ Вятский, бывший в ссылке с
митрополитом. Что же он представляет собой? Седой, 60 лет, невысокий ростом,
говорит хорошо, служит прилично. Это внешнее. А внутренне – сергиевец, раздор
с викарием Варлаамом, новшество – поминание митрополита Сергия (дьякон на
ектеньи не поминал и клирос так же). Это дало мне основание заявить протест,
который подписали я и второй брат – молодой врач. Подал я в начале всенощной
старосте в пакете, читал архиепископ Павел перед выходом на литию
внимательно, по мере чтения складывались морщины на лбу. Так передал
о. Михаил Г., которому перед всенощной я прочитал, и поэтому в алтаре он
наблюдал.
С субботы на воскресенье у меня ночевал о. Мих. Гав. В Тутаеве все
благополучно, матушка прихварывает. Дома обложили большим налогом, насилу
удалось сестру устроить в восьмую группу. Сначала не приняли, хотя и места
были. Последнего брата во вторую ступень не принимают уже второй год.
Половину земли отняли, о чем мы не жалеем, так как все равно пришлось бы
отказаться из-за налогов. Пересматривают вопрос о землепользовании у всего
духовенства, оставляют только у тех, где прошло землеустройство или есть
документы на право пользования землей. У о. Павла Соколова отобрали всю
землю, несмотря на то, что Серафим был в Красной армии. Серафим вернулся из
Красной армии и служит помощник агронома в нашей волости. У о. И. Люб.
постановили отобрать всю землю, так как в свое время не запасся документами.
Приходил к папе советоваться – как быть. Папа не больно здоров, был плох
прошлой зимой и летом прихварывал. Лично я прохворал всю весну и половину
лета, теперь поправился. Курсы бухгалтерии окончил весной, сдал все зачеты за
1-й и 2-й курс и выдержал экзамен в комиссии. Теперь прохожу курсы по
повышению квалификации, занимаюсь три раза в неделю.
Была чистка преподавателей, особенно с духовным образованием и
духовного звания. Сначала вычистили было Котельского, Страхова, затем
Котельского перевели на литературу, Страхова оставили, но последний, спасая
шкуру, вступил в «союз безбожников». Ходил увещевать его. Поговорю еще, на
этой неделе он хотел быть у меня. Положение еще не так невыносимо, чтобы
перед «ними» расшаркиваться до потери сознания, можно перейти на другую
работу, хотя и менее выгодную. Вычистили Верзина С., Никольского (мой
двоюродный брат) и ряд других. Напирают на религию.
Приехал обновленческий митрополит Николай. Я зашел посмотреть встречу.
Приветствовал священник. Кто-то усмехнулся, священник прервал приветствие и,
сказав: «Нечего смеяться», продолжал приветствие. Николай ответил, что его не
напугаешь, что 34 года священства – сплошные розы, 6 лет епископства –
сплошные тернии; говорил о демократизации Церкви. Народу почти не бывает у
них.
В Спасском соборе служили последний раз 19-го сентября ст. ст., народу
было человек пятнадцать, приблизительно через неделю перенесли и мощи в
Знаменскую часовню. Говорят, была небольшая кучка народу без крестного хода.
Мерзавцы, у нас отняли и сами не могут удержать.
Как Вы живете? Получаете ли газету? Сначала я выписал на Джамбейтау, а
потом, в сентябре перевел по новому месту Вашего жительства.
Прошу Ваших молитв, любящий Вас В. Розов

______________________________________
[6] Основа – продольные нити всякой ткани (ее основание), укрепленные на ткацком стану; утóк –
поперечные нити. Была бы основа, а утóк найдем (посл.).


Источник: Реутов православный. 2005. № 2. С. 28-32.
Tags: новомученики, ярославские новомученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments