ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Categories:

Святые дня: Христос вчера и сегодня и во веки Тот же

24 октября - Собор преподобных Оптинских старцев

Благодатное старчество — это одно из высочайших достижений духовной жизни Церкви, это ее цвет, венец духовных подвигов, плод безмолвия и Богосозерцания. Оно возникло на заре христианства, одновременно с монашеством, и органически связано с иноческим внутренним подвигом, имеющим цель достижения бесстрастия.
Путь старческого окормления (от слова “кормчий”) во все века христианства признавался великими отцами и учителями Церкви самым надежным и удобнейшим из всех, какие были известны в Христовой Церкви. Старчество процветало в древних египетских и палестинских киновиях, впоследствии насаждено на Афоне, а с Востока перенесено в Россию. Возрождение старчества на Русской земле в XIX веке связано с именем препо-добного Паисия (Величковского) († 1794; память 15 ноября), который собрал на Афоне и перевел с греческого языка на русский творения аскетических писателей, содержащие учение о монашеском житии вообще, и в особенности о духовном отношении к старцам, и применил его на деле в молдавских монастырях. Ученики преподобного Паисия принесли его в Россию и передали иеросхимонаху Леониду (в схиме Льву) и другим инокам, кото-рые насадили это учение в Оптиной пустыни. Cтарчество здесь передавалось преемственно от опытнейших подвижников к их ученикам и продолжалось непрерывно в тече-ние целого столетия — факт удивительный и редкий в современной церковной истории. На благодатном опыте Оптинских старцев основывалось послевоенное старчество Глин-ской пустыни и Троице-Сергиевой Лавры.



В старчестве Оптинских подвижников веры раскрылись и приумножились богатейшие дары духовного делания — дары исцеления, прозрения, немощных душ врачевания. Их святая любовь изобильно излилась на окружающий мир. Подобно древним великим подвижникам, Оптинские старцы духовно окормляли не только братию своего монастыря, но и множество мирян, искренне ищущих спасения души, для которых Оптинское старчество стало истинным училищем веры и благочестия.
В течение десятилетий гонений и истребления христианской веры в нашей стране не оскудевали народная память и почитание Оптинских старцев, умножались свидетельства о чудесах, происходивших по их молитвам.
Первым — на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1988 года — был причислен к лику святых угодников Божиих преподобный Амвросий. Вскоре затем состоялась канонизация и других преподобных отцов и старцев Оптинских. В 1996 г. они были причислены к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в 2000 г., на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, совершилось их общецерковное прославление.
Благодатные образы Оптинских старцев изливают яркий свет подлинно евангельской жизни на современную нам Русь, подавая пример искренней веры, надежды и любви, свидетельствуя, что “Христос вчера и сегодня и во веки Тот же” (Евр. 13, 8), пример жертвенного служения ближним и дальним, пример преданности Православному Отече-ству.
К Собору преподобных Оптинских старцев принадлежат следующие угодники Божии.
Иеросхимонах Лев (Наголкин) (1768–1841, † 11 / 24 октября). Преподобный старец Лев (в монашестве Леонид) был постриженником Оптиной пустыни, затем проходил монашеский путь в различных обителях под руководством старцев схимонаха Феодора и иеросхимонаха Клеопы — учеников преподобного Паисия (Величковского). Вернувшись в Оптину пустынь, преподобный Лев явился здесь основателем и вдохновителем старче-ства. Как делатель, вкусивший от плодов послушания, он мог с духовной пользой вести по этому пути и других. Старец Лев был человеком, прежде всего, непоколебимой веры. В первое время, как явление новое и непривычное, старчество подвергалось кривотол-кам, притеснениям и гонениям, и преподобному старцу Льву пришлось вынести на своих плечах многие и горькие скорби: недоброжелатели обвиняли его в самовольном наруше-нии монашеских правил, в лжеучении, в возмущении монастырской жизни... Как старче-ский завет в Оптиной пустыни передавались от одного старца к другому слова преподоб-ного Льва, свидетельствовавшие о его мужественном бесстрашии и любви к ближним: “Я к себе никого не зову, а кто ко мне приходит, тех гнать от себя не могу. Особенно в простонародии многие погибают от неразумия и нуждаются в духовной помощи. Как могу презреть их вопиющие духовные нужды?” О скорбях же преподобный говорил, что Гос-подь оставил их нам, как наследие, ибо и Сам пострадал за нас; должно повиноваться воле Божией, с благодарением принимая все скорби, какие Ему угодно послать нам. “Не вижу таковых скорбей, — замечает он о себе, — которые были бы невыносимы, аще и какие случаются, то получаю и помощь Божию, во еже понести оныя”.
Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788–1860, † 7 / 20 сентября). Свой иноческий путь преподобный Макарий начинал в Площанской пустыни, где подвизался первое вре-мя под руководством ученика преподобного Паисия (Величковского) схимонаха Афана-сия. Там же он познакомился и духовно сблизился со старцем Леонидом (в схиме Львом). В 1834 году преподобный Макарий был переведен в Оптину пустынь, где стал не только ближайшим учеником старца Льва, но и его сподвижником и сотрудником в деле возрождения старчества, а после кончины своего учителя — преемником его по старческому служению. Преподобный Макарий исполнял должность начальника Скита. С его именем связано начало издания в монастыре святоотеческих трудов, которое объединило вокруг обители лучшие духовные и интеллектуальные силы России. От преподобного Макария осталось множество писем к монашествующим и мирянам; в них он учит, прежде всего, смирению, которое считал добродетелью необходимейшей для спасения.
Схиархимандрит Моисей (Путилов) (1782–1862, † 16 / 29 июня). Приснопамятный настоятель Оптиной пустыни преподобный старец Моисей получил первые духовные уроки от иноков Новоспасского монастыря иеромонахов Александра и Филарета, нахо-дившихся в духовном общении с преподобным Паисием (Величковским). Школу иноче-ского делания проходил он в брянских рославльских лесах, где в то время в самой суро-вой обстановке и в подвигах, ничем не уступающих жизни древних подвижников, подви-зались многие иноки. В 1821 году преподобный Моисей был вызван из рославльских ле-сов Преосвященным Филаретом (Амфитеатровым), тогда епископом Калужским, для устройства при Оптиной пустыни уединенного Скита для иноков, искавших полного без-молвия и умного делания. Тридцать семь лет схиархимандрит Моисей исполнял долж-ность настоятеля обители, неуклонно стоя на Божественной страже вверенной ему паст-вы. Оптина пустынь обязана ему как внешним благоукрашением и устройством, так и внутренним благочинием и всем своим духовным строем. Главная же и неоценимая за-слуга преподобного Моисея состоит в том, что он ввел в обители древний порядок ино-ческой жизни, учредив старчество. Научаемый более не от людей, а от Самого Бога, про-ходя путем древних святых отцов-пустынников, преподобный и богоносный этот муж стя-жал многие благодатные дарования — мир душевный, безгневие, кротость, непрестан-ную молитву, благодатную любовь, прозорливость, которые скрывал по великому своему смирению, оставаясь как бы в тени великих старцев — Льва и Макария.
Схиигумен Антоний (Путилов) (1795–1865, † 7 / 20 августа). Преподобный Антоний начал свой иноческий путь в рославльских лесах под духовным руководством своего бра-та, преподобного Моисея. Впоследствии он был усерднейшим помощником схиархиманд-рита Моисея в деле устройства Скита при Оптиной пустыни, а затем скитоначальником. Господу было угодно возложить на преподобного и иные труды — в течение тринадцати лет он исполнял должность настоятеля Малоярославецкого Николаевского монастыря. Последние двенадцать лет своей жизни преподобный Антоний провел на покое в Опти-ной пустыни. Он был духовным руководителем многих иноков и мирян. Богодухновенное слово преподобного имело особую силу; иногда во время беседы с ним человек духовно перерождался. Преподобный Антоний никогда никого не осуждал и не порицал, ничем не соблазнялся, ни о ком не изменял благой мысли, на все и на всех смотрел чистым оком, что было доказательством его сердечной чистоты.
Иеросхимонах Иларион (Пономарев) (1805–1873, † 18 сентября / 1 октября). Ученик и преемник старца Макария, преподобный Иларион после смерти своего аввы исполнял должность скитоначальника и духовника обители. Этого подвижника веры отличали ти-хость и смиренная кротость сердца. Преподобный Иларион был немногословен, но слова его имели благодатную святую силу; обладал он и даром прозорливости. Его многочис-ленные духовные чада и посетители отмечали незабываемую светлую радость, мир и спокойствие духа, которые они переживали от общения со старцем. Перед смертью Гос-подь послал преподобному мучительную болезнь, которую он приписывал тому, что, как старец и духовник, занимался более рассмотрением чужих немощей, а не своих, старал-ся более о врачевании чужих грехов, а не своих. “Нет другого пути, кроме терпения, — часто повторял он в это время, — без этого нет спасения”.
Иеросхомонах Амвросий (Гренков) (1812–1891, † 10 / 23 октября). Ученик насадите-лей старчества в Оптиной пустыни преподобных Льва и Макария, преподобный старец Амвросий оказал особо значительное влияние на современное ему общество. Отличи-тельным его свойством была христианская любовь, которую он старался насадить в ду-шах своих духовных детей. По определению преподобного Амвросия, путь старческого окормления “состоит в искреннем духовном отношении и послушании духовных детей своему духовному отцу или старцу”. Преподобный Амвросий первым из Оптинских стар-цев был прославлен в лике святых в год тысячелетия Крещения Руси. Память его Цер-ковь совершает также 3 октября (обретение мощей). Сведения о преподобном Амвросии помещены под датой его преставления (10 октября).
Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов) (1824–1894, † 25 января / 7 февраля). Препо-добный Анатолий (Зерцалов) начал свой иноческий путь в Оптиной пустыни под руковод-ством преподобного Макария. По благословению старца Макария он стал одним из пер-вых учеников преподобного Амвросия. Исполняя должность скитоначальника и братского духовника, преподобный Анатолий был ревностным хранителем старческих заветов. Ве-ликим старцем и делателем Иисусовой молитвы называл своего ученика преподобный Амвросий. Отец Анатолий имел дар духовного совета и прозрения, а также удивительный дар утешительного и назидательного слова. Он был не только делателем умно-сердечной молитвы, но и наставником ее для многих иноков и мирян.
Схиархимандрит Исаакий (Антимонов) (1810–1894, † 22 августа / 4 сентября). Пре-подобный Исаакий духовно возрос под руководством преподобного старца Макария. До избрания его настоятелем, он проводил большую часть времени в уединении и молитве, помышляя лишь о спасении души и всеми силами стараясь избегать славы мира сего. После кончины настоятеля преподобного Моисея Господу было угодно возложить на смиренного Исаакия труд управления обителью. Преподобный исполнял это служение в течение 32-х лет, до самой своей смерти, не переставая возлагать молитвенное упова-ние на Господа, оставаясь преданным послушником своего духовного отца и руководите-ля преподобного старца Амвросия. Без совета старца он никогда не приступал ни к како-му важному делу. Преподобный Исаакий отличался простотой, смирением и отеческой заботливостью в отношении к братии. Это был старец чистый сердцем, который никогда не солгал пред Богом, суровый подвижник в бедных ризах, со словом правды на устах, всю жизнь шествовавший путем Христовым и ведший за собой врученное ему стадо.
Иеросхимонах Иосиф (Литовкин) (1837–1911, † 9 / 22 мая). Будущий старец Иосиф с детства был отмечен особым избранничеством Божиим. Оставшись в одиннадцать лет круглой сиротой, он испытал жизнь скорбную, полную трудов и лишений. Замечательна история поступления преподобного Иосифа в Оптину пустынь. Однажды, отправившись на богомолье в Киев, он, по совету одной старцы-схимонахини, заехал в Оптину. С тре-петом представ пред старцем Амвросием, рассказал ему всю свою жизнь и просил бла-гословения на дальнейший путь в Киев. Прозорливый старец Амвросий сказал: “Зачем тебе в Киев, оставайся здесь”. Юноша, увидев в этих словах указание воли Божией, со словом “благословите” поклонился богоносному старцу и вручил ему себя. Новый по-слушник был вскоре определен одним из келейников батюшки. Он поселился в “хибарке” старца Амвросия; здесь он прожил более полувека — тридцать лет вместе со своим ве-ликим наставником и еще двадцать без него. После кончины преподобного Анатолия старец Иосиф был назначен на должность скитоначальника, которую исполнял в течение двенадцати лет. Глубочайшее смирение сделало душу преподобного Иосифа сосудом, способным вместить и приумножить добродетели и духовные дарования преподобного Амвросия. Он, как и другой великий светильник Российской земли преподобный Серафим Саровский, сподобился видения Царицы Небесной, от Которой услышал слова: “Любимче Мой...”
Схиархимандрит Варсонофий (Плиханков) (1845–1913, † 1 / 14 апреля). В миру бу-дущий старец Варсонофий получил блестящее образование, дослужился до чина пол-ковника. Его ждала прекрасная военная карьера, но Господь судил о нем иначе: во время смертельной болезни он, по слову преподобного Нектария, “из блестящего военного в одну ночь стал великим старцем”. Отклонив генеральскую должность, красавицу невесту, он в 1891 году поступил в Оптину пустынь, где первые три года находился под духовным руководством старца Анатолия (Зерцалова) — великого делателя Иисусовой молитвы. Преподобный Варсонофий был истинным духовным воином и прозорливцем. Среди различных духовных дарований на первое место старец ставил дар рассуждения. “Нас называют прозорливцами, — говорил он, — указывая тем, что мы можем видеть будущее. Да, великая благодать дается старчеству — это дар рассуждения. Это есть наивеличайший дар, даваемый Богом человеку. У нас, кроме физических очей, имеются еще очи духовные, перед которыми открывается душа человеческая...” Он предсказывал о том, что не за горами время, когда начнутся гонения на веру Христову и повторятся мучения первых христиан. В ноябре 1910 года старец Варсонофий по благословению Святейшего Синода ездил на станцию Астапово для принятия возможного покаяния умирающего Льва Толстого. Вернувшись в монастырь, старец сказал: “Хотя он и Лев был, но не мог разорвать кольца той цепи, которою сковал его сатана”. В конце жизни преподобному Варсонофию довелось пережить свои “степени восхождения в Горний Иерусалим” и свою Голгофу. На старца поднялось целое море клеветы, лжи и коварства; все это он принял с кротостью. В 1912 году старец был переведен на должность настоятеля Старо-Голутвина монастыря Московской епархии, которым он управлял в течение года, до самой своей блаженной кончины.
Иеросхимонах Анатолий (Потапов) (1855–1922, † 30 июля / 12 августа). Первые уроки духовного делания преподобный Анатолий получил от старца Амвросия, духовно возрос под руководством и отеческим попечением преподобного Иосифа. Преподобный Анатолий был наделен Господом великими благодатными дарами любви и утешения страждущих, прозорливости и исцеления. Он считался “народным старцем” и окормлял, прежде всего, мирских людей. Духовное руководство старца Анатолия отличалось осо-бой кротостью и мягкостью. О молитве Иисусовой он учил так: “Просто, от души взывай ко Господу; за простоту Господь пошлет сердечную молитву”. Преподобному довелось дожить до грозных революционных событий. 29 июля 1922 года в монастырь приехала чрезвычайная комиссия. Старца долго допрашивали и хотели арестовать; он смиренно попросил отсрочить арест на один день. На другой день рано утром старец тихо, в мо-литве предал дух свой Богу, и комиссия, приехав, застала в келье гроб с телом почивше-го. Преподобному Анатолию принадлежат следующие пророческие слова о России: “Бу-дет шторм, и русский корабль будет разбит. Да, это будет, но ведь и на щепках и облом-ках люди спасаются... Бог не оставит уповающих на Него. Надо молиться, надо всем ка-яться и молиться горячо... А что после шторма бывает? Штиль... И явлено будет великое чудо Божие, да. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединят-ся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет, явное всем чудо”.
Иеросхимонах Нектарий (Тихонов) (1853–1928, † 29 апреля / 12 мая). Ученик стар-цев Амвросия и Анатолия (Зерцалова), преподобный Нектарий был последним соборно избранным старцем Оптиной пустыни. Проведя более двадцати лет в подвиге уединения, молитвы и смирения, он стяжал многие благодатные дары, которые, по благословению старцев, вначале скрывал юродством. Преподобному были открыты грядущие события: революция, закрытие Оптиной, арест и смерть на чужбине. Он предсказывал, что через годы испытаний Россия воспрянет и будет материально не богата, но богата духом. Преподобный Нектарий нес крест старческого служения в годы самых тяжелых испытаний для Русской Церкви и страны. После закрытия в 1923 году Оптиной пустыни старец посе-лился в селе Холмищи Брянской области, куда к нему потянулся поток людей со всей России. С преподобным Нектарием советовался через доверенных людей святой Патри-арх Тихон. Старец отличался великой духовной проницательностью; слово его всегда имело действенную силу. “Каким путем идти к Богу?” — спрашивали его. “Идите путем смирения! — отвечал старец. — Смиренным несением трудных обстоятельств жизни; смиренным терпением посылаемых Господом болезней; смиренной надеждою, что не будете оставлены Господом, скорым Помощником и любвеобильным Отцом Небесным; смиренною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежия, кото-рыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека, лишающему его благодати Божественной и удаляющему от него милосердие Божие”.
Иеромонах Никон (Беляев) (1888–1931, 25 июня / 8 июля). Ближайший ученик стар-ца Варсонофия, пламенный молитвенник и любвеобильный пастырь преподобный старец Никон принял старческое служение по благословению настоятеля монастыря преподоб-ного Исаакия (Бобрикова) и старца Нектария в тяжелые годы гонений на Церковь. В 1923 году в Оптиной пустыни богослужения совершались в одном лишь Казанском теплом храме и единственным служащим иеромонахом был преподобный Никон. Здесь же при-нимал он скорбный народ. “Как скорби переносить?” — спрашивали его богомольцы. “Положиться на волю Божию, — отвечал им старец. — А о тех, кого считают виновника-ми, думать, как у преподобного Марка подвижника написано, что они — только орудия нашего спасения...” Он брал на себя беды, страдания и лишения людей, приходивших к нему в унынии, страхе, сомнениях, напоминая им о том, что “многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие” (Деян. 14, 22), уча великой добродетели терпения, помогая, утешая, укрепляя в вере. В 1924 году преподобный вынужден был уехать из Оптиной. Три года провел старец в Козельске, где служил в Успенском храме и продолжал принимать своих духовных детей. Не раз в это время и в дальнейшем вспоминал он пророческие слова, молитвенно произнесенные над ним его старцем преподобным Варсонофием еще в то время, когда он был послушником, в тихом и благодатном Скиту: “Господи, спаси раба Твоего! Буди ему Помощник! Защити его, когда он не будет иметь ни крова, ни приюта...” В 1927 году преподобного Никона арестовали. Последовали тюремное заключение и затем более двух лет Соловецких лагерей. Последний год своей многоскорбной жизни, будучи тяжело больным, преподобный провел близ города Пинеги, за 200 километров от Архангельска. Первое время он жил один, в крайне тяжелых условиях. Господь даровал Своему верному служителю мирную кончину и по преставлении почтил достойным погребением: ко гробу почившего старца чудесно собрались многие ссыльные священнослужители и миряне, находившиеся на горьких работах в пинежских краях.
Архимандрит Исаакий (Бобриков) (1865–1938, † 26 декабря / 8 января). Преподоб-ный Исаакий был избран на должность настоятеля в 1914 году, и ему довелось стать по-следним настоятелем славной дореволюционной Оптиной пустыни. Преподобный отли-чался большой простотой, которая сочеталась в нем с духовной мудростью. Управляя обителью в столь трудное и скорбное время, он всегда пребывал в мирном духе, во всем полагаясь на Бога — и Господь никогда не оставлял его. Преподобный Исаакий был участником Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917 года. Ему довелось испытать всю тяжесть разорения и поругания святой обители. После закрытия Оптиной некоторое время монашеская жизнь теплилась вокруг Георгиевского храма в городе Ко-зельске. Оптинские иноки, жившие на квартирах в Козельске и окрестных деревнях, про-должали относиться к преподобному Исаакию как к своему настоятелю, приходили к нему за благословением и советом. Тихая, истинно монашески безмолвная, чистая и твердая в своих православных устоях жизнь преподобного Исаакия была увенчана мученичеством за Христа, верностью Ему даже до смерти. Преподобный Исаакий был расстрелян под Тулой, на второй день Рождества Христова.

Литература
Андроник, игумен. Основные черты пастырства в Оптиной пустыни // Журнал Мос-ковской Патриархии, 1988, № 6, с. 64–72.
Преподобные старцы Оптинские. Изд. 2-е. Свято-Введенская Оптина пустынь, 2001.
Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и Оптинские старцы. М.: Изд. “Мартис”, 1997.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments