ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Category:

Воспоминания о м.Иоанне

Пути розыска следов схимонахини Иоанны привели меня на горку в деревню Волдынское в дом, хранивший, помимо хорошего собрания живописи и книг, реликвии, связанные с архиепископом Серафимом (Звездинским) и схимонахиней Иоанной. Его обитатели, близко знавшие матушку, постарались по возможности сохранить хотя что-то из ее духовного и вещественного наследия. Благочестивого хозяина этого дома ныне уже нет в живых. Записки его супруги вошли в упоминавшуюся книгу. Помещаю их ниже с просьбой молитв о упокоении р.Б. Вячеслава, о здравии р.Б. Татианы, Ксении, отроковицы Иоанны.

 

В память вечную будет праведник...

«Цветочек растет, благоухает, веселит, так и праведник всех утешает, исцеляет и освящает»[1]

 



23 июля 1980 года провожали в последний путь схимонахиню Иоанну. У Введения Божией Матери во храм за Литургией особая благодать. Под сводами храма гробик, несмотря на июльскую жару, благоухает словно луг в цветах. Лица усопшей, кроме Ирины и Антонины, ее собиравших, никто не видел, она вся под схимническим покровом, только бархатная туфелька чуть виднеется.

«Тихое пение возводит к небесной высоте, свечи свидетельствуют о райской светлости... Трижды по трижды окадили гроб — точно в облаках утопает и в небеса возносится...

Святая Мать наша Церковь Православная, сподоби нас быть верными твоими чадами и, чрез все житие наше, до могилы, к вечной будущности возвышая, облагоухай и упокой нас, недостойных...

Есть поэзия в святом чине, данном Церковью. Душа яко птенец. Воистину хочет она отлететь и боится слабых сил своих...

Читаемое над усопшим Евангелие обещает нам: Аминь, аминь глаголю вам: яко грядет час, и ныне есть, егда мертвии услышат глас Сына Божия, и услышавше оживут... И изыдут сотворшии благая в воскрешение живота...[2] Неложно обещание Твое, Господи! Сколько отрады и радости вливает оно в сердце. Как не ценить Господню к нам любовь! Как не ценить Церкви нашей учения! Небо открывается душе, готовое принять ее в свои любящие объятия, земля, как временная колыбель, становится тесной, — и мы готовы выйти на простор всецелого общения с Богом», — ободряет нас матушка в своем духовном дневнике.

Скорбные минуты расставания не отягощены печалью. Матушка жаждала предстать Христу. Одним праведником в святых обителях стало больше; верилось, что, как и здесь на земле, она будет близ Владыки Серафима.

Шествуем к месту погребения подвижницы. Тайна святости стала доступна ребенку. При подъеме на Красную горку у кладбища трехлетняя Ксюша упала на камни и разбила коленочки. Боль и детскую обиду успокоила мысль о матушке. «Падать и разбиваться будем, а мамушка поднимет нас», — улыбнулась сквозь слезы девочка. Не огорчали больше синяки и боль — обрела утешительницу.

Ксения выросла под молитвенным покровом матушки, окруженная атмосферой благоговения пред ее памятью...

 

Теперь матушка созерцает величие Божие. Мы же, чада ее, приходим «поговорить», попросить помощи в добрых предприятиях, взять благословение и верим в милость Божию, испрошенную молитвенницей.

 

Благодарю Господа за святой дар: родиться и жить на одной улице с матушкой в Заречье. Пробегать мимо ее домика на берегу реки Яхромы и не знать, что здесь пламенеет молитва затворницы.

Летом 1975 года матушка уже двенадцатый год жила в пяти километрах от Дмитрова, в деревеньке Поддубки. Я — по-прежнему в Заречье у родителей с шестилетним сыном Федей и во второй раз решала проблему брака: хотелось, чтобы Церковь освятила и благословила на всю жизнь. Подруга указала мне на старицу: «Посоветуйся с матушкой Анной, весь город, вся Москва — отовсюду к ней ездят».

В матушкином домике благостная намоленность, нездешний мир. Схимонахиню увидела впервые. Она сияет нежностью красок: василек в конце лета — глазки, бутон розы формой и цветом — детский ротик (а цынга съела все зубы). Болезни ее переполняли, но она никогда не малодушествовала и не унывала. Ласковое обращение, почтительное отношение, изысканно-простые манеры.

Непостижимая сила и святость! Живая вера старицы, живое познание Бога и закоренелого скептика преобразует в дитя: ей вверяешь свою жизнь и следуешь ее наставничеству безоговорочно.

 

Лето, Рождество Иоанна Крестителя[3], стою у матушкиного домика, покрытого дранкой, и не решаюсь постучать. После обеда ее нельзя беспокоить. Белесые, когда-то голубые бревна домика отдают теплом, флоксовым ароматом дышит садик. От жары сморило и Шарика в его будочке, спит. Тишина и безмятежность. В десяти шагах в ржаном поле стрекочут кузнечики, заливаются птицы. От растрескавшихся бревен и через стекла двойных рам исходит пение: избушка заполнена дивными звуками, певцы на земле так не поют. Небесные напевы... И как мог маленький домик шесть на шесть аршин вместить громадный хор? (В то время у матушки не было проигрывателя.) Пение истаяло. На стук вышла матушка, как всегда приветливая и радостная. На вопрос, не Ангелы ли пели только что, — нежнейшая одобрительная улыбка.

 

С детства приобщившись к лучшим образцам иконописи и церковного искусства, матушка и в сложных условиях ссылки могла прекрасно вышить необходимые облачения архиепископу, украсить и устроить молитвенный уголок, написать икону. Иконы писала не по канонам, на том материале, который был: старая иконная доска, фанера, клеенка. Любила образ Димитрия Солунского, покровителя города Дмитрова, писала его дважды: трогательно-юный воин на страже у крепостных стен нашего древнего города. Лик мученика прекрасен, таким и представляешь его... На громадной доске наклеена написанная маслом на бумаге Божия Матерь «Утоли болезни» умилительно прекрасный образ Заступницы христиан. На клеенке (размер громадного окна) написала матушка преподобного Серафима Саровского в белом холщевом балахончике с топориком на опушке дремучего леса; уветливый лик святого будто говорит: «Внимай себе, радость моя».

Образ Спасителя с Самарянкой у колодца матушка любила, на обороте старинной доски еще написала Иоанна Богослова, Апостола любви кротчайшего (просила эту икону сохранить). На большой фанере маслом — Спаситель, указующий Фоме на раны на Пречистом Теле Своем: принеси руку твою и вложи в ребра моя[4]. Работе больше полувека, прекрасно сохранилась, — а считают эту технику недолговечной. Радует свежесть розово-голубого колорита.

Палитра художницы всегда предельно скромная, зачастую кроме белил и сажи ничего не было: так написан портрет в рост Владыки в парадном облачении. Видение пророка Иезекииля — кто видел, уже никогда не забудет. Ее живопись — это окна в рай.

 

Матушка щедро одаривала всех.

На остановке автобуса в Поддубках встречаю отца Бориса. Причастил старицу и возвращается домой в Москву. Матушка — счастливая причастница — просит: «Пожалуйста, отнеси отцу Борису вот эту шкатулку, она ему пригодится. Он никогда у меня ничего не берет. Тебе не посмеет отказать, потому что ты для него незнакомка». И верно, растерявшийся отец Борис перед открывшимися дверями подошедшего автобуса вынужден был взять от матушки единственный раз подарочек: тяжелую серебряную коробку. Никогда, ничего — в этом отец Борис был уникален...

 

Меня матушка одаривала неуемно.

— Иоанн Креститель из Сретенского храма. Старая икона, XVIII век, порушилась сильно — возьмешь?

Оплечный образ Иоанна Крестителя, прекрасное письмо. Похожий — в Рублевском музее, из Николо-Пешношского монастыря, а это список или повторение. Вручив мне эту святыню схимница как бы раскрыла двери в мир святых.

И еще на золотофонной иконной доске с цветочным прочеканенным орнаментом (начало XX века) воин в темнице усекает мечом главу Иоанну Предтече. Потоками льется кровь, патологически реальна казнь. Матушка не потерпела поругания своего Ангела и маслом записала дорогостоящую чувственную икону другой — глава Иоанна Предтечи на блюде. Она превосходно знала иконографию.

 

Скиток схимонахини вмещал десятки святынь: частички мощей Лазаря Четверодневного, равноапостольной Нины, преподобного Серафима Саровского, Саввы Звенигородского (частичек мощей очень много, не счесть), частичка Животворящего Креста Господня, крест-мощевик, часть камушка, на котором стоял преподобный Серафим Саровский, иконы разного времени, от древних до списка с Васнецовского Спасителя в терновом венце, финифтевый образок «Умиление Божией Матери» с вензелем Елизаветы Федоровны (ранее принадлежавший ей), которым схиигумения Фамарь благословила послушницу Анну на служение Владыке, а царственная мученица как бы заочно присоединилась к ее благословению.

Икона Казанской Божией Матери, выделенная из матушкиного наследия, стала благословением Ксении на писание икон. Бесценный матушкин дар — черная сатиновая епитрахиль, вышитая хлопчатобумажными белыми крестиками: «Владыка в Бутырках в ней служил».

 

На каждую Пасху матушка раздавала всем расписанные ею яйца. Она уже очень плохо видела, но каждый раз с радостью все ждали ее простодушных писанок, выполненных по памяти, почти ощупью (изображения Спасителя, Ангела-хранителя...). Однажды попросила принести ей получше написанных яичек — раздать священникам.

Яйца трех профессиональных художников (двое очень известные) матушка забраковала. В одном случае орнамент суховат, не праздничный, а красивые и нарядные яйца не подошли по сюжету — сказки Пушкина. Обратиться к другим художникам не было времени.

— Распиши сама, — благословила матушка, — да не задержи.

С рисованием у меня ничего никогда не получалось, даже «точка, точка, три крючочка». Через четыре дня Праздник. Расписанные яйца матушке понравились.

 

Я приходила к матушке, обессиленная в мысленных диалогах с укорившими меня.

«Человек к тебе холоден, дерзок, непочтителен... Победи зло добром. Любовью, ласкою зажги его угасшую лампаду душевную. Ангел-хранитель (его вину видящий) за это исхлопочет у Господа душе твоей радость, мир и спасение», — говорила мне матушка.

Ко всякому человеку, независимо от его положения, духовного опыта и возраста, матушка была сверхпочтительна. И какое величие в каждом ее жесте и движении, царственная простота. Никогда ни к кому не приспосабливалась, с ней было радостно, мирно, как младенцу в руках матери — это защита молитвенницы. Никого не осуждала, мягко врачевала наши души.

 

Понимала и знала матушка больше других. Сердце свое, внимание с детства сосредоточила на молитве — печали и искушения мира ее не коснулись, она была ангельски чиста и прямодушна.

Вся сознательная ее жизнь — проявление невероятной силы духа. Мы чтим подвиг жен декабристов, а здесь девочка из дворцовой роскоши «оставила род и други, богатство яко прах вменила», уневестилась Христу, скорби за Господа понесла.

И в то же время какое чуткое и отзывчивое сердце! «Смотри, сколько слез пролили преподобные отцы наши от горячей любви к Богу. Рыдали за малейшее с их стороны оскорбление Бога в лице ближних, рыдали за недостоинство свое, чувствуя безмерную милость Божию, не видя своих добрых дел, сознавая свое падение, немощь свою греховную».

 

Матушка всегда благословляла приходящих к ней так же, как и Владыка Серафим благословлял своих чад: «Да благословит вас Господь и сохранит вас! Да призрит на вас Господь светлым лицем Своим и помилует вас! Да обратит Господь лице Свое на вас и да даст вам мир».

Всегда старалась заинтересовать нас книгой, журналом — у нее посмотреть, и домой даст с удовольствием. Удивляло, что в матушкиных журналах бывали вырезаны страницы или заштрихованы фамилия, звезда, имя...

— Вспомни, как Ангел обошел келию, где были недостойные изображения. Оставить эти знаки — оскорбить Ангела, ведь и не зайдет, — наставляла она.

 

Зная мое истовое увлечение театром, матушка скорбела: «Воистину богомерзкое учреждение. Блудные напевы и картины. Артисты и зрители блудно одеты. Поведение блудно — все противно христианским правилам. Здесь лицедейство неблагоговейное — все внимание отвлечено от Бога. Храни себя, влечь должно туда, где Божественные глаголы, ангельские напевы, к тому, что возвышает к Божеству. Не скверни себя, не роняй своего высокого достоинства».

Собираюсь смотреть балет во Дворце съездов.

— Не ходи никогда: построен на святых косточках, там под спудом мощи праведных цариц — такую святыню поругать! Ведь кто входит в это заведение, приобщается к хулителям.

«Жалеть будешь, дружочек, что не ко мне стремилась, а в театры ездила». Это матушкино заверение в то время казалось сомнительным. Но старица прозорливо увидела вперед на двадцать лет. Как я скорблю, что небу на земле предпочитала театр!

 

Матушка с нежностью матери сострадала немощам своих чад и грозно обличала пороки, порожденные духовной дикостью, цинизмом и жестокостью.

«Чаще читай 90-й псалом: от словесе мятежна... избавит тя. Сколько бед, раздоров, разделений в семье и обществе бывает от мятежных слов — это огонь, вызывающий иногда страшное пожарище. Что бывает в душах после скандалов? Дым, смрад, головешки обуглившиеся, опустошение — страшно взглянуть...

Аборты — подумай о загубленных детках. Матерям до конца дней своих ежедневно надо молить Творца о прощении страшного смертного греха и читать великий псалом (50-й). Плакать: Господи, прости меня, великую преступницу Твоего спасительного закона».

Многие дети обязаны матушке жизнью.

 

Впервые поссорилась с мужем. В сумбуре наветов матушка поняла, что я проявила непослушание, осудила. Всегда благодушная, на этот раз она потребовала сию минуту просить у мужа прощения, ссылаясь на пример своих родителей, где воля и желание супруга были абсолютны.

«Подумай, Давид плачет о смерти своего гонителя и врага Саула, святая Фекла исцеляет своего искусителя... А ты не можешь простить мужа».

 

После похорон матушки Ирина бережно собрала матушкины и Владыкины архивы и оставшиеся в келии святыни, не убоявшись ни гнева родительского (за «клоповное сборище»), ни многотрудного подвига хранения святынь, и разумно распорядилась всем. По благословению отца Бориса и митрополита Ювеналия Ксения написала икону архиепископа Дмитровского Серафима. С Божьей помощью получили благословение на подготовку издания книги о новомученике архиепископе Серафиме Дмитровском, составленной по материалам, собранным и сохраненным схимонахиней Иоанной, а также о ней самой.

Однажды, еще при жизни матушки, ей оказал некоторую услугу Н.В. Агибалов. Имея дар прозорливости, она увидела наперед: «Этот наш!» Через пятнадцать лет Николай Агибалов стал ревностным восстановителем и украсителем храмов, в тяжелые времена помогает детским садам и школам, «добро творит нищим и убогим». Он взял на себя расходы по подготовке книги — понимая, как много значат для нашего духовного совершенствования святые праведники и почитание их памяти.

Все в городе, кто знал и любил Владыку или чтил память о нем и матушке, включились в работу. Архивы и фотоархивы всех были просмотрены и разобраны. Часть рукописей разобрал Эдислав Максудович Реутов, обрабатывая на машинке тексты Владыки. Будучи мусульманином по рождению, человек ищущий и живущий в русской культуре, он окончательно убедился в Истине Православия и крестился с именем Макарий, приняв полный чин крещения в Свято-Троицком храме села Турбичево, у старейшего протоиерея Дмитровского благочиния Федора Томашевича.

Прошло более трех лет как составлены были книги, отпечатаны отдельной книжечкой фотоматериалы (бескорыстно, во славу Божию) В.А.Козловым и В.С.Прокопенко. И.А.Караваев выделил один миллион на поддержание издания.

В величественную вечность отошли Николай Агибалов и Макарий Реутов...

Не хватало средств... Впала в уныние и печаль. Утешил отец Николай из Тихвинского храма (в Дмитрове): «Владыка с матушкой сами позаботятся, и книги будут напечатаны »...

 

Благочестия исповедниче, священнострадальче и молитвенниче, святителю Дмитровский Серафиме! Нет у тебя святой раки, где были бы положены твои святые косточки, но дочка твоя, подвигоносица схимонахиня Иоанна, донесла до нас творения твои — сокровища, которых не достоин весь мир.

Великие праведницы и угодницы Божии Серафиме и Иоанно, молите Бога о нас.

Т.С.Ануфриева



[1] Из духовного дневника матушки.

[2] Ин. 5, 28–29.

[3] Церковь празднует Рождество честного славного Пророка , Предтечи и Крестителя Господня Иоанна 24 июня (7 июля).

[4] Ин. 20,47.



 


Tags: архив, схимонахиня Иоанна
Subscribe

  • На вес золота

    Если депрессия есть прямое следствие хронического оскудения любви, то и лекарство от нее - любовь... Но сейчас оно на вес золота. А прибегать к…

  • Новогоднее

    Все думают, что придет время... А время только уходит... Придет время, когда времени уже не будет...

  • Имя его навеки живо и незабвенно

    2 ноября - день кончины приснопамятного митрополита Иоанна (+1995). Моя малая лепта Я немного застала Владыку в Питере. Работала в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments