ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Category:

Соль земли

Фрагмент беседы праведного Иоанна Кронштадтского с игуменией Таисией 18 июля 1891 года во время первого совместного путешествия из г. Череповца в Леушинский монастырь.

И.Т. Батюшка, доколе человек во плоти, он не может быть свободен от страстей и искушений и от соблазнов, которые отовсюду окружают его в мире?
О.И. Разумеется, не свободен, потому-то и надобно глубоко и неослабно внимать себе. Человек в минуты искушений подобен лежащему на весах: куда его перетянет? Враг тянет его в гибель, а ангел и сама совесть человека удерживают его. В это время следует вооружиться страхом Божиим, представив себе ужас адских мучений. Необходимо присоединить и тайную молитву сердца, ибо без помощи Божией мы не сильны бороться с искушениями.
И.Т. Когда человек внимает себе и следит за собою, то и малейшее уклонение от Бога, волею или неволею допущенное, тяготит душу и нарушает ее мирное состояние (говорю, впрочем, из собственного опыта). С потерею мира рождается тревога, смущение, теснота. О, как тяжело бывает душе и как трудно ей снова восстановиться!




О.И. Потребно немедленное тайное покаяние: «Воззовет ко Мне, и услышу его» (Пс. 90:15). Господь знает наши немощи. Он готов простить нам все, если мы каемся и просим прощения. Не надобно коснеть, т.е. останавливаться на мысли о совершенном грехе, а тотчас же каяться, памятуя милосердие Божие, тогда породится не тревога и рассеяность, а сокрушение и смирение сердца, которое «Бог не уничижит» (Пс. 50:19), т.е. не презрит.
И.Т. Как сохранить в душе мир с Богом, восстановленный в ней чрез таинства, или чрез тайное покаяние, или милосердием Божиим?
О.И. Ничем так не сохранишь мир, состоящий в общении с Богом, как вниманием к себе. Вообще человек, проходящий жизнь духовную и ревнующий о спасении, должен неослабно внимать себе, т.е. замечать все движения своего сердца и ума. За ними сильно назирает враг и ищет уловить их; и когда найдет скважинку, т.е. минуту, не занятую вниманием самого домохозяина, тотчас же вторгается и сам начинает хозяйничать в его душе, и много может навредить ей.
И.Т. А как тяжело чувствует себя душа, когда, очистившись и восстановив свое общение с Богом, опять нарушит его!
О.И. На чистом и белом виднее пятнышко и самомалейшее; так и на душе чистой, а в черном и грязном они и незаметны за общей чернотой и грязью. Опять так и выходит, что надобно внимать себе и иметь непрестанное памятование о Боге и внутреннюю молитву.
И.Т. Да, батюшка, невольно приходишь к сознанию, как трудно человеку, особенно поставленному жизнью среди суеты, хотя бы и невинной, например начальственной, но хранящему самовнимание, устоять на этом пути.
О.И. Пожалуй и трудно, но какое же доброе дело и дается без труда? А с другой стороны, ведь в труде-то и спасение наше, ведь «Царствие Божие нудится» (ср.: Мф. 11:12), т.е. самопринуждением, силою, старанием берется, и только усиленные искатели достигают его. Потребна молитва.
И.Т. Батюшка, научите меня молиться.
О.И. Самое простое дело — молиться, а вместе и самое мудрое. Дитя малое умеет по-своему молить, просить своего отца или мать о том, чего ему хочется. Мы — дети Отца Небесного; неужели детям ухищряться просить отца? Как чувствуешь, так и говори Ему свои нужды, так и открывай свое сердце. «Близ Господь всем призывающым Его во истине… и молитву их услышит» (Пс. 144:18, 19). «Еще глаголющу тебе, речет: «Се приидох!»; О, как велико милосердие Божие к нам! Но вместе и будь мудра и осторожна, береги ум от рассеянности и скитания или суетности.
И.Т. Иногда, батюшка, я действительно молюсь всем существом, точно бы я стояла пред лицем Самого Господа. Все существо мое исчезает в молитве, и сладка и горяча бывает молитва та. Но это бывает нечасто, да я и не допускаю себе иногда такового состояния, боюсь, чтобы не прельстил меня враг такою молитвою, как неискусную, еще не могущую понести высоты ее; это дело преуспевших более меня в духовной жизни. Ведь я почти все аскетические книги перечитала, и все подвижники предостерегают новоначальных, неискусных, таких, как я, от созерцательной молитвы; т.е. ее необходимо достигать, но с осторожностью, как высшего дара Божия.
О.И. Что же и я тебе говорю: будь мудра, осторожна, но избегать созерцательной молитвы не следует. Такая молитва есть посещение благодати Божией, ее надо усиленно просить и дорожить ею, а не избегать ни по какой причине. Враг не любит такой молитвы, вот он и пугает тебя, обманывает. Молитва усмиряет душу, вселяет в нее тишину и спокойствие.
И.Т. С принятием сана начальственного я мало молюсь, батюшка: вечером не знаешь, как до подушки добраться, так умаешься от дневных дел и забот, а утром, прежде еще чем я встану, дела встанут, и лишь отворишь дверь, то едва ли вернешься для молитвы.
О.И. Не «во многоглаголании» (Мф. 6:7) молитва и спасение. Читай хотя и немного молитв, но с сознанием и с теплотою в сердце. А главное, в течение целого дня имей память о Боге, т.е. тайную, внутреннюю молитву. Я и сам не имею времени выстаивать продолжительные монастырские службы, но везде и всегда — иду ли я, еду ли, сижу или лежу — мысль о Боге никогда не покидает меня, я молюсь Ему духом, мысленно предстою Ему и созерцаю Его пред собою. Предзрех Господа предо мною выну… да не подвижуся (Пс. 15:8); мысль о близости Его ко мне никогда не покидает меня. Старайся и ты так поступать.
И.Т. А близким к себе вы Его ощущаете, батюшка?
О.И. Да, родная, близким, весьма близким: Он всегда со мной, по слову Его: «И вселюся в них, и похожду, и буду им Бог» (2 Кор. 6:16). Иначе как бы я мог так действовать по целым дням, если бы не благодать Божия?
И.Т. Да, батюшка, трудитесь вы изумительно, вы всецело приносите себя в жертву на служение людям, забывая о себе.
О.И. Пожалуй, ты и слишком уже сказала, но действительно, я стараюсь по мере сил моих, с помощию Божиею, служить спасению душ человеческих. Я готовил себя к этому с самого начала своего священствования. Пастыри, преемники апостолов, должны жить для паствы своей, а не для себя; мы — «соль земли: аще же соль обуяет, ним осолится»(ср.: Мф. 5:13).
И.Т. Ведь вы, батюшка, давно священствуете, а открыто явились людям не так давно?
О.И. То было время искуса. Можно ли исходить на брань, не приготовив себя и не искусившись?
И.Т. Да, нелегко вам было, батюшка, но зато теперь вы стоите выше всех искушений и страстей, а что приразилось бы к вам — сокрушится о камень веры и благодати, присущей вам.
    Перекрестился батюшка и сказал, вздохнув:
О.И. Много сказать — выше всех искушений и страстей; я не бесстрастен. Но Божия благодать, «яже во мне, не тща быст» (1 Кор. 15:10), всегда подкрепляла и ободряла меня. Наши ведь — о дне немощи и грехи, а способность наша к служению — от Бога.
И.Т. Велика в вас вера, батюшка, а во мне недостаточна — поделитесь со мною.
    Батюшка улыбнулся и сказал:
О.И. Бери, сколько хочешь, сколько можешь понести. Господь богат милостию.
И.Т. Вы шутите, батюшка, а я часто колеблюсь, не в вере, конечно, в Бога. О, нет! Я в Него верую всегда твердо и несомненно, а вот, например, в том, могу ли я надеяться на спасение избранным мною путем? От Бога ли было мое призвание и все видения мои, о которых вы знаете? Да и во многих других вопросах, которые мне хотелось бы проверить более духовным, облагодатствованным взглядом и укрепиться верою и упованием.
О.И. Напрасно смущаешься; первое твое видение Спасителя было тебе еще в детстве, какая же прелесть могла тут быть? Он этим призвал тебя на служение Ему и дал тебе как бы залог спасения.
И.Т. Он сказал мне в конце видения: «Прежде потрудись!» Я и тружусь изо всех сил, но так ли, как Ему угодно, тружусь, и примет ли Он мои труды, приятны ли ортт Ему, — я не могу быть уверена, ведь «ин суд Божий».
О.И. Как не примет, когда уже венчал их успехом? Смотри, какой собор воздвигла ты без всяких средств и в какое короткое время; не Господь ли венчал твои труды таким успехом? А за всю-то обитель, за сестер-девственниц, которыми ты руководишь ко спасению, Господь воздаст тебе сторицею, потому что Он праведен и милостив.
И.Т. Да ведь это все внешнее, родной мой батюшка. Ну, построила я собор чужими, т.е. сборными грошами, чужими руками; да и за это меня все хвалят — ну, вот и воздаяние внешнее за внешнее. А о душе своей говоря, что я приобрела для нее в течение многолетней жизни в монастыре?
О.И. Для души, говоришь, не приобрела ничего? Об этом судить Богу Сердцеведцу. Пока мы на земле, Таисия, душа неразрывно соединена с внешностью, и труды, хотя и вещественные, подъемлемые ради Господа и во славу Его, бесспорно приемлются Им. Говоришь, «чужими грошами построила»; да своими-то легче гораздо было бы, чем путем тяжелых сборов добывать эти гроши. А что хвалят тебя за собор, то как же не хвалить за такое великое дело? Ведь тут до скончания века Имя Божие будет славословиться тысячами уст, и твоя память как храмосоздательницы не перестанет поминаться Церковью.
И.Т. Я за то ныне с этими строительными и вообще начальственными заботами и трудами не имею ни молитвы, ни поста, ни подвигов монашеских.
О.И. Подвиги твои не для твоей одной души, а для общего блага, потому они и велики, и выше частных, собственно для себя. Что же касается поста, ты лжешь сама себе: ведь пища твоя скудная, простая, а совсем не вкушать невозможно трудящемуся.
И.Т. А греха-то сколько в начальственной должности!
О.И. А на что же Агнец Божий вземляй грехи мира? Проси у Бога веры и упования. «Совершение уповайте на приносимую вам благодать» (1 Пет. 1:13), — говорит апостол Петр.
И.Т. Помолитесь за меня, дорогой батюшка, вашими многомощными молитвами, да поможет и мне Господь.
О.И. Молюсь и буду молиться. И ты молись за меня, и твоя молитва имеет дерзновение.
И.Т. Какая моя молитва? Я молюсь за вас, отец мой, но только потому, с одной стороны, что хочется за вас помолиться, как за любимого отца, которому желаешь всякого блага; а с другой, стыдно мне и страшно молиться за вас, ибо кто я пред Богом сравнительно с вами?
О.И. Что ты, Таисия, неправедно возвышаешь меня? Я первый из грешников. Сам апостол просит верующих молиться о нем: «молитеся о мне» (ср.: 1 Фес. 5:25). И другой апостол пишет: «молитеся друг за друга» (Иак. 5:16). Да нам и легче молиться за тех, кто за нас молится.
И.Т. Я однажды писала вам, батюшка, просила помолиться об исцелении меня от болезни; получила лишь облегчение, а не совершенное исцеление.
О.И. И не надобно, значит. Не ищи избавиться от болезней, надо же и поболеть, и потерпеть, все на пользу, на спасение наше.


Отсюда
Tags: Иоанн Кронштадтский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments