ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Categories:

Святые дня: Сотрудник и сотаинник Патриарха-исповедника

21 октября / 3 ноября пострадал за Христа преподобномученик Неофит (Осипов), архимандрит († 1937)

Преподобномученик Неофит (Николай Александрович Осипов) родился 9 мая 1875 года в городе Августове Сувалкской губернии (ныне Польша). Отец его был военным фельдшером. В детстве Николай отличался большой любовью к уединению и чтению книг.
В 1897 году он окончил Холмскую духовную семинарию, в которой инспектором и ректором (с 1892 года) был архимандрит Тихон (Белавин), будущий св. Патриарх и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Учась в Академии, 19 августа 1900 года, Николай был пострижен в монашество с именем Неофит и 27 сентября 1900 года был рукоположен во иеродиакона, а 14 мая 1901 года – во иеромонаха.
В 1901 году иеромонах Неофит окончил Академию со степенью кандидата богословия. По окончании Академии его ждал нелегкий путь ученого монаха − череда ответственных научно-педагогических и административных церковных послушаний. В течение следующего учебного года он преподавал гомилетику и литургику в Холмской духовной семинарии, затем был направлен в Пекинскую миссию с предоставлением ему права ношения золотого креста из Кабинета Его Императорского Величества. По возвращении из Миссии исполнял должности смотрителя Тихвинского духовного училища, ректора Самарской духовной семинарии (в сане архимандрита), ректора Волынской духовной семинарии, работал в Учебном комитете при Священном Синоде, состоял членом Санкт-Петербургского духовного цензорного комитета.
Архимандрит Неофит был истинным подвижником и аскетом; по слову современника, он был воодушевлен «искренним желанием поднять нравственный и учебный уровень сильно упавшей духовной школы, и в этом отношении не вызывал другого чувства кроме симпатии и уважения»…
После февральской революции общая разруха государственности коснулась и церковного управления, тесно связанного тогда с государственным. В середине апреля 1917 года архимандрит Неофит определением Святейшего Синода он был освобожден «от несения обязанностей члена Учебного комитета» по прошению.


Иеродиакон Неофит (Осипов), 1900 г.

С 1918 до 1922 года архимандрит Неофит − личный секретарь Святейшего Патриарха Тихона. Он переехал в Москву, поселился на Троицком Патриаршем подворье на Самотеке, служил в Крестовой церкви подворья, заведовал Патриаршей ризницей, экзаменовал ставленников. Он был одним из близких людей к Патриарху, его преданным сотрудником и сотаинником, и пользовался искренней любовью и глубоким доверием Патриарха.


Троицкое подворье в Москве, начало XX века

В 1922 году в связи с изъятием церковных ценностей против Патриарха было возбуждено уголовное дело. 5 мая 1922 года Патриарху было объявлено, что по его делу начинается следствие. В тот же день все находившиеся на тот момент на подворье были арестованы, и среди них архимандрит Неофит. Всей операцией руководил Е. Тучков, он лично допрашивал отца Неофита в течение трех дней, надеясь склонить его как секретаря Патриарха к более тесному сотрудничеству с ГПУ или хотя бы к подробным показаниям. Но отец Неофит оставался непреклонным. Еще прежде его ареста сотрудники ГПУ пытались воздействовать на отца Неофита через его брата Константина – в прошлом члена партии, занимавшего пост заведующего следственной частью Объединенного железнодорожного трибунала Александровской и Балтийской железных дорог. Но Константин Осипов, арестованный вместе с братом на подворье, не согласный с политикой партии в отношении Церкви, отказался от предлагаемой ему позорной миссии.


Св. Патриарх Тихон

Все арестованные на патриаршем подворье были освобождены, только архимандрит Неофит оставался в заключении. Причиной тому была близость его к Патриарху, которой он, находясь под следствием, ни словом, ни жестом не поколебал, как бы того ни добивались враги Церкви. Богоборцам нужны были предатели – твердость и неуступчивость священника вызывала у них злобу и раздражение, и заключение продлевалось. Казалось, про него забыли… Шесть месяцев находился отец Неофит в тюрьме без всякого предъявления обвинения – сначала во внутренней тюрьме ГПУ, потом в Таганской. Измученный неопределенностью, жестокими тюремными условиями и развившимися у него в заключении невротическими болезнями, он неоднократно обращался к тюремным властям с просьбой о завершении следствия и об обыкновенном человеческом участии в его обстоятельствах – наступила зима, у него нет теплых вещей, квартира его пустует… Просил вернуть ему изъятые при аресте книги: Библию, молитвослов… В конце концов Тучков распорядился архимандриту сходить под конвоем в квартиру и взять нужные вещи.
Наконец, 25 ноября 1922 года было принято постановление о высылке отца Неофита на три года в Зырянский край.


Архимандрит Неофит, 1922 г.

Последние недели перед отправкой в ссылку отец Неофит находился в одной камере с митрополитом Казанским священномучеником Кириллом (Смирновым), вместе с ним путешествовал с этапом до Усть-Сысольска, который был определен им местом ссылки. Они подружились по общности церковных взглядов, вместе совершали богослужение и часто навещали друг друга. Впоследствии отец Неофит в течение долгого времени поддерживал переписку с митрополитом Кириллом. В середине 1923 года архимандрит Неофит был отправлен в другое место, и они расстались.
По окончании срока ссылки, в декабре 1925 года, архимандрит Неофит вернулся в Москву. Здесь он жил тихо и уединенно, не служил, почти не вел никакого общения, посвящая большую часть времени молитве. Переживания относительно положения церковного, возникшего после публикации в 1927 году Декларации митрополита Сергия (Страгородского), понуждали его, как человека широко образованного и церковного, обдумывать случившееся. С курсом митрополита Сергия он был не согласен и отошел от него, а позднее присоединился к "иосифлянам". Архимандрит Неофит вкратце записывал свои размышления и делился ими с друзьями. Слухи об этих набросках быстро дошли до ОГПУ, и 26 сентября 1927 года священник был вызван на допрос. Отвечая следователю, он писал, что предмет его размышлений – преемство церковной власти; он считает, что в этом отношении необходимо твердо хранить верность завещанию Патриарха Тихона. «А наше отношение к власти, − писал он, − определяется учением Божиим, что даже в языческом государстве заповедуется всемерно поддерживать гражданскую жизнь государства своими молитвами, трудами и средствами, таковы были наставления верующим от покойного Патриарха».
29 сентября 1927 года он был арестован во время очередного допроса формально за «распространение контрреволюционной литературы». Приписываемые ему «преступления» отец Неофит отрицал.
6 января 1928 года он был приговорен к ссылке в Сибирь на три года и отправлен этапом в Новосибирск. По амнистии в честь 10-й годовщины революции срок сокращен на четверть, однако священник был лишен права проживания в ряде городов и областей. В ссылке отец Неофит вел оживленную переписку со своими единомышленниками: священномучеником Кириллом (Смирновым), священномучеником Серафимом (Самойловичем), священноисповедником Афанасием (Сахаровым).
Только в июле 1933 года он смог выехать из Сибири и поселиться в городе Угличе. Здесь он проживал по адресу: ул. Наримановская, 46. После лагеря священник страдал болезнью желудка. Жившая в селе Котово под Угличем исповедница Ираида Иосифовна Тихова (память 8 августа) регулярно его навещала, лечила медом со своей пасеки.


Углич. Начало XX в.

Митрополит Кирилл (Смирнов), также вернувшийся из Туруханской ссылки и недолгое время до очередного ареста и ссылки проживавший в Гжатске (Смоленская область), считал отца Неофита своим аввой и очень заботился о нем. По его благословению Ираида Осиповна ездила в Москву к гомеопату за необходимыми лекарствами.
В июле 1934 года отец Неофит переехал в деревню Заболотье Егорьевского района Московской области, где жили многие монахи и священнослужители, освобожденные из мест заключения. Жил он очень замкнуто, основное время посвящая молитве, встречаясь лишь с небольшим кругом лиц, кого знал по ссылке или по служению на Патриаршем подворье. Жители деревни, знавшие отца Неофита, считали его большим молитвенником и прозорливцем.
А апреле 1935 года сотрудники НКВД арестовали семнадцать человек – священников, монахов, монахинь и мирян, живших в деревне Заболотье. Архимандрит Неофит был арестован 10 апреля и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве.
Хозяйка квартиры, в которой жил архимандрит Неофит, показала следствию, что тот был настоящим затворником и никуда не выходил. Жившая в Егорьевске монахиня Успенского Колоцкого монастыря Серафима сказала, что виделась с отцом Неофитом на его квартире всего один раз, зная, что он, как говорили, «большой молитвенник и прозорливец». Посещать его отец Неофит не рекомендовал, так как «сейчас времена лукавые и смутные, и если кто узнает о моих посещениях, советская власть покарает». С ее слов, батюшка рассказывал о гонениях на православную веру и духовенство, говорил: «Сейчас судят и высылают духовенство не потому, что они контрреволюционеры, а потому что советская власть хочет уничтожить веру православную». В качестве примера приводил себя, говоря: «Я дважды гоним советской властью только за то, что духовное лицо». Другие свидетели передавали его слова о том, что ходить в церковь в настоящее время небезопасно, так как вместо пастыря можно натолкнуться на «волка в овечьей шкуре».
Никаких убедительных «доказательств вины» следствие не выявило, тем не менее, 14 июня 1935 года архимандрит Неофит был приговорен к пяти годам лагерного заключения. 13 августа в составе этапа он прибыл в Антибесский отдельный лагерный пункт Сиблага неподалеку от Мариинска в Кемеровской области.



В лагере он работал дневальным в подконвойной палатке, затем на общих работах, статистиком в ветеринарной части. Здесь он познакомился с заключенными священниками и верующими мирянами, постепенно наладилась какая-то переписка с волей. Богослужебных книг у них не было, и тексты богослужений вспоминали по памяти, а затем записывали в тетрадки. Жизнь духовная была свободна, отношения между собой верующих людей были истинно христианские, многие уже примирились с тем, что им, возможно, никогда не придется выйти из заключения и встретить здесь христианскую кончину
Наступил роковой 1937 год, унесший жизни тысяч самых верных и стойких архиереев, священнослужителей и мирян нашей Церкви. Отец Неофит был арестован в лагере 10 октября 1937 года по формальному обвинению в стойком исповедании веры Христовой: «…На месте производства работ производил богослужения, тем самым отрывая рабочих от работы и открыто проповедуя религиозные убеждения…» Виновным отец Неофит себя не признал. 28 октября священномученик был приговорен к расстрелу и 3 ноября 1937 года, в канун празднования Казанской Божий Матери, принял от Господа мученический венец. Погребен в общей безвестной могиле в Антибесском лагерном пункте Сиблага.

Прославлен в лике новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 23 января 2009 года.

Источники:
Все мы Христовы. 1918−1953. Краткие биографические сведения о священнослужителях, монашествующих и мирянах, пострадавших во время репрессий. Рыбинск, 2017. Ч. 2.
Житие сщмч. Дамиана (Воскресенского) // Древо. Открытая Православная энциклопедия. Эл. Ресурс.
Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века. База данных ПСТГУ. Эл. Ресурс.
Tags: ноябрь_, ярославские новомученики_
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments