ieris_m (ieris_m) wrote,
ieris_m
ieris_m

Categories:

Святые дня: "Церковь Божия стоит непоколебимо..."

15 / 28 декабря Церковь празднует память священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского (†1929)

Священномученик Иларион (в миру Владимир Алексеевич Троицкий), родился 13 сентября 1886 года в селе Липицы Каширского уезда Тульской губернии (в наст. сремя Серпуховской район Московской области). Отец его был священником в Благовещенской церкви села Липицы. Мать умерла рано, и отцу пришлось воспитывать пятеро своих детей одному. Два его сына — Владимир и Дмитрий — стали епископами, третий сын Алексей — священником. Кроме двух братьев у Владимира было две сестры.


Благовещенская церковь в Липицах, 2018 г.

Будущий святитель окончил Тульские духовное училище и семинарию, в 1910 году - Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия и оставлен в академии профессорским стипендиатом.
Магистерскую диссертацию он написал на тему “Очерки из истории догмата о Церкви”. В отзыве профессора С. С. Глаголева о работе говорилось: “Такие книги, как книга господина Троицкого, не часто являются на Руси. Появление их есть праздник богословской науки”.
28 марта 1913 года Владимир Троицкий был пострижен в монашество в Троице-Сергиевской Лавре ректором Академии епископом Феодором (Поздеевским), а через несколько дней рукоположен во иеромонаха и определен исполняющим должность доцента Московской духовной академии. Первые месяцы по пострижении Господь даровал иеромонаху Илариону великую духовную радость, о которой он писал впоследствии: "Думаю, что не придется еще в жизни пережить такой радости". Это благодатное утешение стало напутствием свыше к последующему нелегкому пути священномученика.


Владимир Алексеевич Троицкий - преподаватель Московской духовной академии

В мае 1913 года иеромонах Иоарион был назначен инспектором Московской духовной академии с возведением в сан архимандрита. В сан архимандрита его возвел св. митрополит Московский Макарий (Невский). В эти годы он писал родным: “Дел целая куча, в квартире базар, человек пятьдесят в день перебывает. Письма, телеграммы... Летом, по крайней мере июль весь, придется сидеть в академии: буду я в своей особе совмещать и ректора, и инспектора, и помощника инспектора... Роптать не ропщу, потому что монах — церковная вещь. Личной жизни у него нет — один. Куда поставят — берись и работай. Три года уж каникул у меня не было, на нынешние было рассчитывал, но вышло не по-моему. Слава Богу за всё!”
С декабря 1913 года архимандрит Иларион - экстраординарный профессор по кафедре Священного Писания Нового Завета. В 1917 году исполнял обязанности ректора Академии, затем - проректора, помощника избранного ректора протоиерея А. П. Орлова.
На Поместном Соборе 1917-1918 гг., архимандрит Иларион выступал как сторонник Патриаршества. Его позиция в этом вопросе сыграла значительную роль в принятии Собором решения о восстановлении Патриаршества. После избрания святителя Тихона на Патриарший престол стал его секретарем и ближайшим помощником.
10 марта 1919 года архимандрит Иларион был арестован и провел в Бутырской тюрьме три месяца. Это испытание он перенес со свойственным ему благодушием, в письме из тюрьмы своим близким он отзывался о своей жизни с добрым юмором: “...Жизнь идет размеренная, правильная. Будь все это где-нибудь в хорошей местности, прямо санаторий. Весна что-то плохо о себе заявляет в природе, а потому как-то не обидно быть за стенами и решетками... Сейчас в камере собралось у нас три профессора. Читаем время от времени лекции; прошли курс стенографии. Прямо считаю нужным сказать, что эти два месяца прожил я и не без пользы, и даже интереснее, чем жил бы вне тюрьмы”.
25 мая 1920 года архимандрит Иларион был хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии. Хиротонию возглавил св. Патриарх Тихон. В своей речи при наречении во епископа сказал: «Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и виссоном, кровьми новых мучеников. Что мы знали из церковной истории, о чём читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят… Силы государства направились против Церкви, и наша Церковь дала больше мучеников и исповедников, нежели предателей и изменников».
В течение года своего архиерейства он постоянно служил и произносил горячие проповеди, участвовал в проводившихся в то время диспутах по вопросам веры. Был ближайшим помощником Патриарха. Активная церковная деятельность святителя была с раздражением отмечена властями. Владыка Иларион бывал кратковременно под арестом в 1920 и 1921 годах. 22 марта 1922 года он был снова арестован. Его обвинили в том, что, исполняя поручения Патриарха, он принимал в Патриаршем подворье посетителей, приходивших за советом по церковным делам, устраивал диспуты и, обладая большой эрудицией в богословских вопросах, дискредитировал выступавших против него оппонентов-безбожников. 22 июня Коллегия ГПУ постановила выслать епископа на один год в Архангельскую губернию.
В июле 1922 года епископ Иларион вместе с этапом заключенных прибыл в Архангельск. После ежедневной и ежечасной загруженности, после следствия и этапа ссылка показалась неожиданным отпуском. Большой город, почти в центре города — дом, в котором хозяева выделили ему отдельную комнату с выходящими на солнечную сторону окнами. Первое время он почти целыми днями ходил по набережной величественной Северной Двины, наслаждаясь свежим воздухом, покоем и свободой. Тем, что не надо постоянно усиливаться и принуждать себя к тому, чтобы переделать все необходимое, чего уже нельзя отложить, но для совершения чего уже нет сил. Одно было прискорбно и заботило — невозможность, как ссыльному, постоянно служить в храме и известия о церковных событиях. В это время он получал много писем, часть из них приходила с оказией, часть по почте. Обширная переписка послужила причиной того, что ГПУ решило арестовать владыку и произвести у него обыск. Во время обыска, увидев, что сотрудник ГПУ откладывает письма, епископ заметил, что напрасно он это делает, потому что все они прошли через ГПУ и просмотрены; вот и на днях он получил очень неаккуратно заклеенное письмо, что ясно свидетельствует о том, что его в ГПУ уже прочитали. Пришедший во время обыска митрополит Серафим (Чичагов), также находившийся в ссылке в Архангельске, заметил, что это, вероятно, какое-то недоразумение, которое обязательно выяснится, и владыку освободят. Но владыка Иларион понимал хорошо, что это не недоразумение. Тем не менее, на этот раз он был особожден. После этого получаемые письма стал сжигать по прочтении.


Епископ Иларион (Троицкий)

По окончании ссылки преосвященный Иларион возвратился в Москву. 5 июля 1923 года, в первый же день по прибытии, он отслужил всенощную в храме Сретенского монастыря, где до этого служили обновленцы. Перед началом богослужения владыка совершил чин освящения. Обращаясь к духовенству и братии, он призвал его покаяться в обновленчестве и противлении Патриарху, причем принести покаяние принародное. На следующий день, в праздник Владимирской иконы Божией Матери, в Сретенском монастыре служил Патриарх. Народу собралось столько, что храм не мог вместить всех, и многие стояли в монастырской ограде. После службы Патриарх благословлял народ до шести часов вечера.
В тот же день, 6 июля 1923 года, Патриарх возвел епископа Илариона в сан архиепископа. В короткий период с июля по ноябрь 1923 года владыка являлся настоятелем Сретенского монастыря, временно управлял Московской епархией.
Освящение Сретенского монастыря и торжественное изгнание из него обновленцев произошли в буквальном смысле слова под носом ЧК — Сретенский монастырь находится на улице Большая Лубянка. И конечно же, ни лидеры обновленчества, ни их покровители чекисты не могли простить святителю Илариону своего поражения.
Владыка Иларион неоднократно с успехом принимал участие в публичных диспутах в Политехническом музее. В этих диспутах участвовали нарком просвещения Луначарский и глава обновленцев Введенский. Когда на приходил архиепископ Иларион, они весьма оживлялись. Владыка держался просто, серьезно, с достоинством, в его речи чувствовалась непоколебимая вера в правоту всего того, что он говорил. Однажды, желая искусить архиепископа, Луначарский спросил его, как же они, церковники, не любят советскую власть, когда в Священном Писании сказано, что "несть власти не от Бога". Архиепископ ответил: "А мы разве говорим, что советская власть не от Бога? Конечно, от Бога! В наказание нам за грехи..."



15 ноября 1923 архиепископ Иларион был вновь арестован. На просьбу Святейшего Патриарха Тихона о скорейшем освобождении "энергичного и высокообразованного епископа, чья помощь была ему крайне необходима и незаменима" Тучков ответил отказом, заявив, что владыка арестован "за контрреволюционную деятельность, выразившуюся в антисоветской агитации на устраиваемых им диспутах, лекциях и распространении контрреволюционных слухов". С первых послереволюционных лет эти формулировки прочно закрепились в следственном обиходе и преходили от одного обвиняемого духовного лица к другому.
7 декабря 1923 комиссия НКВД приговорила владыку к трем годам заключения на Соловках.
В январе 1924 года архиепископ прибыл на пересыльный пункт на Поповом острове, а в конце июня, после открытия навигации,  был отправлен на Соловецкий остров; здесь он вязал сети на Филимоновой рыболовной тоне, был лесником, сторожем в Филипповой пустыни. Для него начался новый тернистый путь испытаний, но владыка всегда был мирен и весел, ровен в отношении к окружающим, и если даже что и тяготило его, он не показывал этого. Из всего происходящего с ним он всегда стремился извлечь духовную пользу и неизменно вызывал раположение к нему окружающих. На Филимоновой рыболовной тоне в десяти километрах от главного Соловецкого лагеря он находился вместе с двумя епископами и несколькими священниками. Об этой своей работе он говорил добродушно: “Все подает Дух Святый: прежде рыбари богословцы показа, а теперь наоборот — богословцы рыбари показа”.
В июле 1925 года Тучков распорядился перевести его из Соловков в Ярославское ОГПУ, обещая предоставить ему отдельную камеру, возможность заниматься научной работой, вести деловую переписку и получать любые книги с воли, а тем временем хотел попытаться уговорить его на сотрудничество с ОГПУ. В ярославской тюрьме "Коровники" святитель находился с 18 июля 1925 года по 13 апреля 1926 года. Тучков дважды встречался с архиепископом Иларионом, предлагал освобождение и возвращение на Московскую кафедру, но с условием, что он поддержит григорианский раскол, примет их концепцию церковного управления и согласится на сотрудничество. Переговоры не привели ни к чему. Владыка был непримирим к обновленцам, отказался поддержать григорианский раскол, решительно отклонил предложение сотрудничества на основе полного подчинения Церкви государству и  осведомительства. Видя, что склонить на свою сторону этого выдающегося иерарха не удается, Тучков зло сказал: “Приятно с умным человеком поговорить. А сколько вы имеете срока в Соловках? Три года?! Для Илариона три года! Так мало?!”


Архиепископ Иларион. Соловецкий концлагерь. 1929 год

26 февраля 1926 года архиепископа перевели из отдельной камеры в общую камеру тюрьмы в Коровниках. Владыка писал родственнице о происшедших в его жизни переменах: “Есть здесь и плюсы и минусы. Плюсы: более свободная жизнь, неограниченная переписка... Минусы: я потерял свое милое одиночество, а вместе с ним и возможность заниматься так, как занимался раньше. Днем-то у нас еще хорошо: в огромной камере всего шесть человек остается и можно немного почитать и пописать, но вечером собирается целых двадцать человек, и тогда открывается такой дивертисмент, что просто беда...  Что-то еще неожиданного преподнесет мне время?”
С началом навигации архиепископ Иларион был отправлен на Соловки.
Владыка Иларион являлся одним из авторов «Памятной записки соловецких епископов», в которой заключенные епископы определили основы для сосуществования Церкви и государственной власти в тех условиях, когда их духовные принципы противоположны, несовместимы; она продолжала линию церковной политики, которую вел Патриарх Тихон.
К "Декларации" митрополита Сергия 1927 года отнесся неодобрительно, однако не сочувствовал отделяющимся от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Такое отделение он считал "церковным преступлением, по условиям текущего момента весьма тяжким".


Священномученик Иларион (Троицкий)

"Я ровно ничего не вижу в действиях митрополита Сергия и его Синода, чтобы превосходило меру снисхождения и терпения", - писал он в августе 1928 года по поводу "Декларации".
14 октября 1929 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило архиепископа Илариона к трем годам ссылки в Казахстан. Причем ему предстояло преодолеть расстояние от Белого моря через всю страну до самых южных границ этапным порядком, многократно останавливаясь на в пересыльных тюрьмах. Впереди его ждал новый срок. Но у Господа - свои сроки жизни праведника. В дороге он заразился сыпным тифом. Без вещей (в дороге его обокрали), в одном рубище, кишащем насекомыми, в горячке Владыка был отправлен в Ленинградскую тюрьму "Кресты", а на другой день помещен в тюремную больницу, куда он вынужден был идти пешком. Из больницы он писал: “Я тяжело болен сыпным тифом, лежу в тюремной больнице, заразился, должно быть, по дороге; в субботу, 28 декабря, решается моя участь (кризис болезни), вряд ли переживу...” За несколько минут до кончины к нему подошел врач и сказал, что кризис миновал и что он может поправиться. Владыка едва слышно сказал: "Как хорошо! Теперь мы далеки от ...", - и с этими словами скончался. Это случилось 28 декабря 1929 года в 4 часа 20 минут.
Митрополит Серафим (Чичагов), занимавший тогда Ленинградскую кафедру, добился разрешения взять тело почившего для погребения. Святителя похоронили на кладбище Новодевичьего монастыря. 24 июля 1999 года состоялось обретение мощей владыки Илариона и перенесение их в Московский Сретенский монастырь.
Владыка Иларион причислен к лику святых новомучеников и исповедников Церкви Русской на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года.

Источники:
Все мы Христовы. 1918-1953. Краткие биографические сведения о священнослужителях, монашествующих и мирянах, пострадавших во время репрессий. Рыбинск, 2017. Ч. 1.
Древо. Открытая Православная энциклопедия. Эл. ресурс.
База данных «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века» ПСТБУ. Эл. ресурс.

Тропарь, глас 4
Воине Христов Иларионе,/ славо и похвало Церкве Русския,/ пред гибнущим миром Христа исповедал еси,/ кровьми твоими Церковь утвердися,/ разум Божественный стяжал еси,/ людем верным возглашаше:/ без Церкве несть спасения.
Ин тропарь, глас тойже
Святителю Христов Иларионе,/ славо и похвало Церкве Русския,/ разум божественный стяжав,/ пред безбожники Христа дерзновенно исповедал еси,/ Егоже ради страдания претерпевая,/ людем верным возглашал еси:/ без Церкве несть спасения.
Кондак, глас 6
Иларионе, священномучениче Христов,/ служителей грядущаго антихриста не убоялся еси,/ Христа мужески исповедал еси,/ за Церковь Божию живот твой положи,/ красо новомученик Российских,/ Руси Святыя похвало,// ты Церкве нашея слава и утверждение.
Ин кондак, глас 2
Славу мира сего оставив, Христу доблественне последовал еси и, святительское служение восприим, венцем мученичества украсился еси, и ныне, Престолу Божию предстоя, молися, Иларионе, иерарше премудре, спастися душам нашим.
Tags: декабрь_, ярославские новомученики_
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments